Концепция мероприятий Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК, посвященных 20-летию независимости Республики Казахстан

Мероприятия, связанные с празднованием 20-летия РК, должны охватить период с 1991-го по 2011 годы. Объем работ будет представлять собой цикл выступлений перед аудиторией и в печати по истории структур и истории событий независимого Казахстана на основе синтеза и взаимообогащения методологических, теоретических и источниковедческих достижений, наработанных казахстанской исторической школой за последние десятилетия.
Народ Казахстана, как самоопределившийся субъект современного международного сообщества, оказался перед альтернативой этнического или гражданского, а также административно-территориального толкования права на суверенность. Универсальные постулаты демократии и прав человека должны были быть подкреплены императивами властно-политического самоутверждения национальных форм жизни, которые в условиях суверенитета имеют шанс, наконец-то, прийти к своей органической сущности.
Однако, с другой стороны, на территории республики к концу ХХ-го столетия проживало более 100 национальностей – представителей других народов, совокупной численностью в семь миллионов человек, то есть почти без малого половины населения. Квинтэссенцией государственной политики в данном случае должна была выступить способность лидеров страны отличать культурфилософский подтекст подхода к строительству казахстанского общества от политических сиюминутных интересов отдельных слоев населения. Необходимо было выработать некий алгоритм, который дал бы народу понять главное – в республике нет, и не будет причин для противостояния по этническому признаку, а власть обязана оградить хрупкий межнациональный консенсус от безответственного политиканства.
Коллапс советской супердержавы явился для Казахстана в его исходных позициях наиболее драматичным. Неслучайно, что зарубежные аналитики “катапультирование в независимость” расценивали в крайне пессимистическом плане, где среди роковых ловушек выступили прямая зависимость экономики от планового хозяйства, отсутствие инструментов для ведения внешней политики и обороны, а также пестрое смешение народов и языков. К этому следует добавить, что уже хрестоматийным примером тупиковой ситуации стала попытка соорудить на развалинах советской империи межгосударственные союзы по признакам этно-конфессиональной схожести.
Президентская власть как институт упреждения и оперативного решения кризисных и предкризисных ситуаций заложил основы гражданского общества, представляя собой неангажированный механизм практической реализации интересов различных этнических групп. Законодательные рычаги были сформулированы в Законе «О политических партиях». На этом фоне особую значимость приобретает изучение в исторической ретроспекции регулятивной функции самого института властвования в условиях суверенитета. В целом, точкой отсчета нового этапа в истории Казахстана выступают два основополагающих законодательных акта страны: «Декларация о суверенитете» и учреждение института президентского правления. Если первый закон реализует неотъемлемое право народа на самоопределение, то второй – персонифицирует государственную ответственность. Деривативная, то есть произошедшая от ранее существовавшей формы правления власть была приведена к присяге на верность народу на основе преемственности, постепенного перехода из одного состояния в другое. Гражданский мир в Казахстане был сохранен во многом благодаря тому, что «мы избежали радикального отрицания и разрушения административной системы управления экономикой и обществом до создания ей какой-нибудь замены. Это, пожалуй, одна из главных причин экономической и политической стабильности Казахстана». Одновременно с этим произошла коренная ломка государственной идеологии, структуры политических институтов и, главное, целей и задач выживания и развития.
В основе мирного транзита были заложены как объективные, так и субъективные факторы: мирный характер полиэтнического сожительства, сложившаяся геополитическая обстановка, формальный статус союзной республики, интенция регионализма и, что является ключевым моментом, совпадение по месту и времени харизматического лидера и нации. Все это естественным образом накладывалось на исторические традиции народа, уходящими своими корнями в пласты тюркского прошлого, где гармонично сочетались как демократические, так и унитарные начала, устоявшийся уклад народовластия и жесткая вертикаль государственного руководства. Ведь механизм выживания казахов в рискованной среде обитания всегда определялся совокупностью и объединением самоуправления малых пространств с персонифицированной ответственностью за всё национального лидера.
Основным гарантом на критическом рубеже современной истории стал институт президентского правления в качестве регулятора внешней и внутренней политики, когда на одном государственном деятеле сконцентрировались политические, административные, хозяйственные, дипломатические, оборонные и ряд других функций, равно как и обязательства за их успешность. В казахстанской реальности глава государства символизирует собой и деятельно защищает суверенитет страны, чьи слова и поступки оцениваются в качестве выражения общенациональных интересов. Сложившийся механизм управления, когда самоорганизующаяся политическая стихия свободно развивается в русле окультуренных историей государствообразующих начал, не имея возможности выйти из берегов законности и общественного порядка, дает стимул для гармонизации межнациональных отношений.
Поиск компромисса между этническим и гражданским тождеством, которые нельзя сочетать без решения всего блока экономических, социальных и политических проблем, был основан на исторических традициях толерантности и общежительности казахского народа, в систему онтологических устремлений которого никогда не входил комплекс исключительности и дискриминации по признакам племени и верования. Казахи всегда признавали, что национальное самосознание связано с многочисленными, часто непохожими друг на друга мировоззренческими и политическими направлениями.
Поэтому государственная политика в этой сфере изначально строилась на основополагающем принципе, заключающимся в том, что Казахстан – это общность граждан разных национальностей, а не новая этническая общность. Принцип унитаризма, заложенный в венцы государственности, не противоречит конституционным правам и свободам этнических групп. Данная философия государства во многом способствует сохранению межнационального согласия.
Казахстан стал открытым для внешнего мира, когда с первых шагов независимости без каких-либо спекуляций отказался от ядерного оружия, представляющего для мирового сообщества одну из главных угроз. С другой стороны, нет ничего оригинального в том, что для мирохозяйствования мы интересны, прежде всего, своими природными богатствами. Экономическая история Казахстана конца ХХ – начала XXI столетий дает разительный пример того, как страна, вынужденно лишенная опыта и практики действий в рыночной стихии, поставила перед собой задачу стать в Центральной Азии пионером экономического прорыва и успешно реализовывает ее. Через формирование и развитие институтов и механизмов свободной экономики, макроэкономическую и финансовую стабилизацию за баснословно короткий период в хозяйственной жизни Казахстана был осуществлен переход на траекторию роста. На основе разработанной долгосрочной стратегии “Казахстан – 2030″ уже на первоначальном этапе были завершены основные социально-экономические реформы, закреплена стабильная государственная система, обеспечиваются условия для устойчивого экономического роста. Процесс экономических преобразований в стране за последние годы приобрел поступательный, необратимый характер.
В этой связи актуализируется и другой важный аспект новейшей истории Казахстана, который связан с проблемами этногенеза собственно титульной нации. В Послании Президента к народу страны в этом юбилейном году отмечается: «Мы сохраняем и развиваем многовековые традиции, язык и культуру казахского народа, обеспечивая при этом межнациональное и межкультурное согласие, прогресс единого народа Казахстана». Формированию этнического тождества казахов сегодня во многом способствует история, в том числе, и ее официальная научно-познавательная функция. Двадцать лет независимости явились в этом отношении реабилитационным периодом после разрушительного на него воздействия.
Однако в ходе развития возникают и новые проблемы. К аналитическому рассмотрению со стороны истории сегодня востребован вопрос о потенциальных возможностях казахов к деловому предпринимательству, как основы для новых социальных ролей и источника доходов. Методологической основой в данном случае не должна выступать какая-то детерминированность центрально-азиатского традиционализма или внешнее воздействие, а в канву исторического повествования могла бы лечь прямая связь с процессами модернизации, имеющими место в период рыночных преобразований, их сравнение с предыдущими попытками индустриализации.
Спецификация исторического багажа в этой сфере дала бы уникальную комбинацию знаний на основе исторических кон¬структов Великой Степи, варьируемых в зависимости от исторического периода и современного критического дискурса. Для комплексного анализа в этом отношении востребованными представляются историко-культурологические исследования в области формирования класса собственников в той социальной среде, где само понятие хозяин в течение ряда поколений подвергалось остракизму и не имело институциональных и вещественных инструментов для развития. Трансформация в общественном сознании представления о собственности не только как о праве пользования, но и нерушимости владения и уважении к ней, является одной из функциональных задач исторического знания в деле повышения правовой культуры.
Высокие темпы экономических реформ наряду с трансформацией гражданской идентичности подвели к необходимости выдвижения на повестку дня вопроса об отходе от традиционного разделения истории на отечественную и зарубежную. Необходимость интегрировать Казахстан в мировой исторический процесс объективно обусловлена амбициозными устремлениями Казахстана как государства, претендующего играть креативную роль не только на евразийском субконтиненте, но и войти в число пятидесяти самых развитых стран мира. Снятие интеллектуальных, политических и пространственных барьеров открывает доступ к связям и сравнениям за рамками государственных и культурных границ, где сама национальная история сумеет освободиться от скуды самолюбования и вульгарного мифотворчества, когда легче сослаться на национальные особенности или внешние силы, чем признаться в своих собственных промахах.

Цели и задачи
Главной целью научных мероприятий, проводимых учеными Института истории и этнологии им. Ч.Ч. Валиханова КН МОН РК является высвечивание выдающегося значения истории независимости Казахстана на основе всесторонних, междисциплинарных исследований и экспертно-аналитических заключений ведущих отечественных и зарубежных ученых и исследователей.
Данные мероприятия призваны сыграть особую роль в расширении и углублении научных исследований, в осмыслении и практическом сохранении для потомков богатейшего опыта строительства основ независимого государства. В рамках всех мероприятий планируется рассмотрение и обсуждение очень широкого круга вопросов, связанных с экспертно-аналитическими заключениями ведущих отечественных и зарубежных ученых и исследователей относительно результатов, полученных по научному осмыслению достижений и уроков построения независимого государства в Республике Казахстан.

Приглашаются на мероприятия
историки, археологи, этнологи, специалисты по всеобщей истории, экономисты, философы, политологи, литераторы, лингвисты, востоковеды, искусствоведы, культурологи, в целом обществоведы, представители смежных дисциплин, работники научно-исследовательских организаций, трудовые коллективы, молодежные организации, общественные объединения.

Фотоархив

Увеличить картинку