Асылбек М.Х., Асылбекова Ж.М. Население Казахстана между Всесоюзными переписями населения 1926 г. и 1939 г.

Это был крупный период в истории Советского Союза, в том числе и Казахстана, вплоть до 1936 г. входившего в состав Российской Федерации в качестве автономной республики (до 1924 г. – Киргизская АССР, после – Казакская АССР), а с 1936 г. ставшего Казахской ССР. Именно в эти годы были проведены (в основном) форсированная индустриализация, насильственная коллективизация сельского хозяйства, коренные преобразования в области культуры, образования и науки (т.н. «культурная революция»). В Казахстане эти глубокие социально-экономические преобразования Советской власти сопровождались конфискацией байских хозяйств (1928 г.), раскулачиванием и переселением зажиточных крестьян и казахских шаруа, одновременным переходом казахов на оседлость на базе сплошной коллективизации, политическими репрессиями сперва против демократической интеллигенции (движения «Алаш» и др.), а потом т.н. «национал-коммунистов», активно сражавших против иностранных интервентов и белогвардейцев в годы гражданской войны, а после нее участвовавших в проведении политики Советской власти в Казахстане.

Именно в этих условиях, в 1931-1933 гг. разразился страшный голод, унесший по одним данным – около половины коренного населения, а по другим от 2,5 до 3,0 млн. казахов. Эти трагические события, принесшие казахскому народу демографическую катастрофу (некоторые ученые назвали это этноцидом), происходило при бурном промышленном и железнодорожником строительстве, успешной ликвидации неграмотности, повышения уровня образования и других социально-экономических и культурных достижений населения Казахстана. В 1927-1930 гг. была построена Туркестано-Сибирская железная дорога, связавшая Сибирь со Средней Азией и Югом Казахстана, в начале 1930-х г. началось освоение богатейших месторождений каменного угля – Карагандинского угольного бассейна, вскоре превратившегося, после Донбасса и Кузбасса, в третью угольную кочегарку Советского Союза. На Востоке, Центральном и Юге Казахстана развивалась цветная металлургия, где возникли крупные градообразующие предприятия, как Чимкентский свинцовой завод, Балхашский медеплавильный завод, металлургический завод Риддера, рудники Жезказгана, Коунрада и др., на базе которых и появились новые развивались старые города и рабочие поселки.

Всесоюзная перепись населения 1926 г. зафиксировала крупные изменения численности состава населения Казахстана, которые произошли после Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 года и Октябрьской социалистической революции, гражданской войны, новой экономической политики и т.д., в особенности после проведения земельно-водной реформы и передела сенокосных и пахотных земель, а также проходившего восстановления народного хозяйства, разрушенного в ходе первой мировой войны 1914-1918 гг., а также гражданской войны 1918-1920 гг., значительные результаты которого положительного сказались на росте численности и укреплении состава населения Казахстана к 1926 г. [1].

К 1926 г. по сравнению с 1897 г. население Казахстана увеличилось почти в полтара раза, на 149,4%, а по отношению к 1917 г. сократилось на 29,9 тыс., но в целом почти восстановилось к уровню 1917 г., это произошло как за счет естественного прироста местного населения, так и в основном неорганизованного притока мигрантов из русского и украинского крестьянства, рабочих и ремесленников из внутренних губерний России, а так же Средней Азии. В результате национального размежевания республик средней Азии, с Казахской АССР воссоединились Семиреченская и Сырдаринская области, что тоже увеличило численность и укрепило состав населения Казахстана. Все это, разумеется, влияло на усиление процесса полиэтничности состава населения Казахстана, что отражалось свою очередь на удельном весе коренного населения в своей Республике. Здесь заметим, что казахское население в начале ХХ века пережило ряд трагических событий, как тяготи и лишения первой мировой войны, восстание казахов 1916 г. против российской колониальной политики и его жестокое подавление регулярными, карательными, войсками, гражданская война 1918-1920 гг., голод 1918 и 1921-1922 гг. Из-за всех этих событий, численность казахов в 1897-1917 гг. (за 20 лет) выросло всего на 222,3 тыс. т.е. в среднем по 11,1 тыс. в год, а в 1917 – 1926 гг. – на 512,6 тыс., то есть за 10 лет – по 51,2 тыс., что свидетельствует о низком уровне естественного прироста у казахов (высокой смертности, в особенности детской, и низкой рождаемости) из-за трудных условий в быту и материальном обеспечении, слабого или почти полного отсутствия здравоохранения, низкой продолжительности жизни и т.д. Все это привело к тому, что удельный вес коренного населения в Казахстане сократился в 1897-1917 гг. на 23,7%- с 81,7% до 58,0%, а в 1917 с 1926 гг., вырос всего на 0,5%, т.е. по 0,05% ежегодно. Это произошло не из-за сокращения численности коренного населения, а за счет снижения его удельного веса, (в 1897-1917 гг., при росте численности более чем на 2,08 млн человек, а в 1917-1926 гг. – при сокращении всего 29,9 тыс. человек.) в результате притока прошлого населения, это снижало удельный вес казахов, с одной стороны, повышало удельный вес представителей ряда европейских и некоторых тюрко-мусульманских этнических групп, в первую очередь русских, украинцев, узбеков и др., с другой. Так, например, численность русских выросла в 1897-1917 гг. с 454,4 тыс. до 1099,8 тыс. на 645,4 тыс., а в 1917-1926 гг. – на 175,2 тыс., их удельный вес: поднялся с 10,9% в 1897 г. до 17,6% в 1917 г. и до 21,6% в 1926 г. В 1897-1917 гг. рост численности украинцев происходил также быстрыми темпами: в 1897-1917 гг. – с 79,5 тыс. до 653,5 тыс., более чем в 6 раза, а в 1917-1926 гг. – в 1,3 раза, до 860,2 тыс., а удельный вес поднялся с 1,9% в 1897 г. – до 10,4% в 1917 г. и до 13,9% в 1926 г. В 1926 г. в Казахстане проживало 129,3 тыс. узбеков – 2,1% населения, 79,7 тыс. татар (1,3%) 63,4 тыс. уйгуров (1,0%), 51,0 тыс. немцев (0,8%), 25,5 тыс. белорусов (0,4%), 42,0 тыс. корейцев (0,6%) и 86,2 тыс. других (1,4%). Разумеется, все эти представители других этнических групп, в особенности восточных славян, усиливали процесс полиэтничности состава населения Казахстана, начавшийся еще в колониальной период (с XVIII века). Таково было демографическое развитие Казахстана в период 1897-1926 гг..

При анализе произошедших в 1926-1939 гг. изменений в составе и численности населения мы опираемся на материалы Всесоюзной переписи 1939 г. Общеизвестно, что всякая перепись населения является ценнейшим источником для изучения социально-экономического и демографического развития страны, в особенности для определения его положительных и отрицательных сторон, а также выработки и осуществления необходимых мер на будущее. К сожалению, материалы Всесоюзной переписи 1939 г., не говоря уже о переписи 1937 г., долгое время оставались недоступными не только для широкого круга читателей, но и для советских ученых, занимавшихся непосредственно исследованием состояния демографических процессов. В Центральном государственном архиве Казахстана хранится только несколько дел [2], в которых имеются отрывочные материалы переписи 1939 г. по Республике, пересчитанные в административно-территориальных единицах 1959 г. Других сведений об этой переписи у нас нет. Материалы переписи 1939 г. по Казахстану хранятся в Российском государственном архиве экономики (Ф.1562 Центральное управление народно-хозяйственного учета Госплана СССР, оп.оп. 329 и 336). Как отмечают известные исследователи Ю.А. Поляков и А.А. Исупов, «подготовленные к печати итоги переписи по широкому кругу демографических и социально-экономических показателей были засекречены и не увидели света [3]. Только в 1992 г. группе ученых института Российской истории Российской Академии наук во главе с академиком Ю.А. Поляковым и доктором исторических наук В.Б. Жиромской удалось опубликовать основные итоги Всесоюзной переписи населения 1939 г., которые содержат общесоюзные материалы, хотя и имеются некоторые краткие сведения по Казахстану и его областям.

Мы же стараемся опубликовать почти все материалы переписи 1939 г. по Казахстану, его областям и городу Алматы, где имеются подробные сведения по численности и составу населения (пол, возраст, размещение по городским и сельским местностям, национальность, родной язык, возраст, грамотность, занятость и др.)

В этой статье постараемся вкратце и в сравнительном аспекте с длинными 1926 г. осветить основные итоги Всесоюзной переписи населения 1939 г. по Казахстану, при этом главное внимание уделять наиболее его важным социально-демографическим характеристикам.

Численность, пол и возраст населения. Всесоюзная перепись населения 1939 г. выявила ряд положительных и негативных последствий политики Советской власти по форсированной индустриализации и насильственной коллективизации сельского хозяйства страны. Эти последствия отразились в первую очередь на численности и составе населения Казахстана, которое по сравнению с 1926 г., т.е. за 12 с лишним лет, выросло  всего на 1,3% (с 6073979 чел. до 6151102 чел., т.е. на 77,1 тыс. чел.), том числе мужчин – на 3%, а женщин, наоборот, сократилось на 0,5%. В региональном разрезе за этот период произошли такие изменения: население Карагандинской области выросло на 41,8%, Южно-Казахстанской – на 22,2%, Восточно-Казахстанской – на 18,8%, Северо-Казахстанской – на 12,2%, Алматинской – на 9,9%, Гурьевской – на 5,6%. В противоположность этому сократилась численность населения Павлодарской области на 32,1%, Кустанайской – 23,1%, Акмолинской – 14,4%, Западно-Казахстанской – 10,2%, Актюбинской – 7,7%, Семипалатинской – 9,8%. Почти на уровне 1926 г. осталось население Жамбылской области (99,7%) [4]. Это явилось результатом демографической катастрофы в Казахстане в начале 1930-х гг. из-за массового голода. Достаточно сказать, что только в 1930-1933 гг., по данным управления народно-хозяйственного учета Казахской АССР, численность сельского населения сократилась с 5.873 тыс. до 2 493,5 тыс. чел., т.е. на 3 479,5 тыс. чел., или на 59,2%[5]. Все эти невосполнимые потери произошли главным образом за счет коренного населения (о чем будет сказано в связи с анализом национального состава), в первую очередь на Севере – Павлодарской, Кустанайской, Акмолинской, на Западе – Западно-Казахстанской, Актюбинской, Гурьевской и на Востоке – Семипалатинской областей, о чем сказано выше.

Для сравнения приведем данные по Союзу и другим национальным республикам. По СССР за эти 12 лет население выросло всего на 16%, сравнительно высокий рост наблюдался только в Таджикистане – на 43,8%, Армении – 45,5%, Азербайджане – 38,5% и Узбекистане – 37,4%. В Туркмении население выросло всего на 25,4%, а в РСФСР – на 17,1% и  Белоруссии – 11,8%. После Казахстана наиболее низкий рост населения был на Украине – 6,6% [6]. Таким образом, отсюда видно, что две республики СССР – Казахстан и Украина больше других сильно пострадали от массового голода 1931-1933 гг.

Возрастной состав более молодого населения (до 19 лет) Казахстана был таков: до 7 лет – 18,1% (против 18,5%  по СССР), 8-12 лет – 8,3% (против 9,7%), 12-14 лет – 7,5% (против 7,8%), а молодежи в возрасте 15-19 лет – 8,3% (против 8,9%). По этим возрастным группам население Казахстана составило – 42,2%, а в 1926 г. – 48,5%, против 44,9% по СССР, т.е. удельный вес более молодой части населения республики был ниже по сравнению с 1926 г. на 6,3% и общесоюзного уровня на – 2,7% [7]. Это явилось прямым результатом массовой гибели детей и более молодых во время голода 1931-1933 гг., а также высокой детской смертности, в особенности у коренного населения, и низкого его естественного прироста в межпереписные 12 лет.

Наиболее работоспособные возрастные группы населения Казахстана распределялись следующим образом: лица в возрасте 20-29 лет – 20,7% (против 18,1% по СССР), в возрасте 30-39 лет – 16,3% (против 15,0%), в возрасте 40-49 лет- 9,5% (против 9,0%). Эти возрастные группы населения вместе составляли 46,5%, в 1926 г. – 39,3% (против 42,1% по СССР) и на 7,2% превосходил уровень 1926 г., а также на 4,4% – общесоюзный [8]. Это явилось главным образом результатом огромных притоков мигрантов этих возрастов извне на индустриальные объекты республики, переселенцев, раскулаченных из других регионов СССР, контингента НКВД (в тюрьмах, ссылках, колониях, Карлаге, Степлаге и др.).

Половозрастной состав населения Казахстана по переписи 1939 г. характеризуется также продолжением тенденции преобладания численности мужчин по отношению к женщинам, с одной стороны, и меньшим, сравнительно с общесоюзным уровнем, удельным весом детей в возрасте до 15 лет и молодежи 16-19 лет, а также лиц старшего возраста – 50 и выше лет, некоторым ростом доли людей работоспособного возраста 20-49 лет, с другой[9].

По переписи 1939 г., численность мужчин по сравнению с 1926 г. все же выросла почти на 93 тыс. чел., а количество женщин сократилось на более чем на 16 тыс.чел., что является прямым результатом не только массового голода 1931-1933 гг. и др. негативных явлений, но последствием миграционных процессов, когда на промышленные объекты и железнодорожный транспорт прибывали по вербовке и общественным призывам мужчины наиболее работоспособных возрастов из других регионов СССР. Это наглядно видно из полового состава русских, украинцев и белорусов, которые составляли подавляющее большинство мигрантов в Казахстан: удельный вес мужчин в их составе достигал 52,4%, 52,3% и 78,2% соответственно. У казахов этот уровень составлял также 52,1%. Такое положение наблюдалось почти у всех представителей других тюркских этносов (узбеков – 52,2%, татар – 51,1%, уйгур – 51,1%, азербайджан – 68,2% и т.д.), а также у корейцев – 51,8%. Исключение составляли немцы (49,0%) и поляки (47,9%) [10]. В противоположность этому удельный вес лиц старших возрастов (50-59 и 60 лет и старше), (как и более молодых – до 19 лет), в составе населения Казахстана, по сравнению с общесоюзным уровнем, был несколько ниже: в возрасте 50-59 лет – 6,0% (против 6,4% по СССР), в возрасте 60 и старше – 5,1% (против 6,4%), т.е. разница между республиканским и общесоюзным уровнем составляла 1,4%. Это, по-видимому, можно объяснить тем, что лица этих возрастных групп являлись постоянными жителями (в основном казахи), поколения которых были свидетелями голода 1918, 1921 г. и в особенности 1931-1933 гг., по счастливой случайности, дожившие до Всесоюзной переписи населения 1939 г. [11].

Соотношение возрастных групп сельского и городского населения Казахстана, также имело свои особенности. Так, удельный вес детей до 7 лет среди сельчан достигал 18,8% против 16,2% у городского населения, в возрасте 8-11 лет – 8,6% против 7,7% соответственно, в возрасте 12-14 лет – 7,6% против 7,2%. Это, по-видимому, явилось результатом традиционно  сравнительно высокой рождаемости и многодетности у сельского населения, чем у городского. Сравнительно более высокий удельный вес городского населения в последующих возрастных группах (в возрасте 15-19 лет – 9,3% против 8,2%, 20-29 лет – 24,0% против 19,5% и в возрасте 30-39 лет – 16,6% против 16,2%), чем у сельского, также можно объяснить большим притоком более молодых и наиболее работоспособных в города и рабочие поселки на их промышленные предприятия, строительные и транспортные организации. Что касается лиц в возрасте 40-49 лет, незначительное преобладание сельчан над горожанами, которое наблюдается ко времени переписи 1939 г., то в этом можно увидеть некоторое сокращение притока трудовых мигрантов именно этой возрастной группы. Сравнительно высокий удельный вес старших возрастных групп сельского населения (в возрасте 50-59 лет – 6,1% против 5,6%, в возрасте 60 лет и старше – 5,3% против 4,3%), по всей вероятности, объясняется абсолютным преобладанием сельского населения, в большинстве своем состоявшем из постоянных жителей, в том числе и казахов, над более молодым трудоспособным городским населением [12].

Городское  и сельское население. Ускоренная индустриализация, в особенности возникновение новых, в основном крупных, промышленных предприятий, железнодорожных линий, а также совхозов и машинно-тракторных станций в аграрном секторе Казахстана привели к крупным изменениям в территориальном размещении населения, что непосредственно отразилось в соотношении городского и сельского населения. Удельный вес горожан в 1926-1939 гг. вырос более чем в 3 раза, с 8,5% до 27,8%, а их численность возросла в 3,3 раза, с 519 тыс. до 1,710 тыс.чел. В противовес этому удельный вес сельского населения сократился на 19,3%, а его численность – на 1.113.8 тыс.чел., т.е. более чем на 20% [13].

Городское население размещалось по регионам и областям крайне неравномерно, что зависело от их уровня промышленного развития и обеспеченности путями сообщения, в первую очередь железнодорожными линиями. Так, например из 14 областей Республики только в одной, Карагандинской, более половины населения (56,2%) жило в городах и городских поселениях,  менее половины – в Семипалатинской области  (40,6%), около трети и немногим более: в Алматинской (37,1%), Гурьевской (34,8%), около четверти и немногим более: в Жамбылской (29,3%), Кзыл-Ординской (28,8%), Актюбинской (26,2%), Южно-Казахстанской (25,2%) и Восточно-Казахстанской (25,0%), свыше одной пятой – в Северо-Казахстанской (20,5%). Удельный вес горожан был низок в Кустанайской (13,3%), Павлодарской (13,5%) и Западно-казахстанской (17,1%) областях.

Все же крупных городов было мало, из 24 городов Казахстана с населением более 50 тыс. чел. в 1926 г. был только город Семипалатинск. В 1939 г. их было уже шесть: Алматы, Караганда, Семипалатинск, Шымкент, Уральск и Жамбыл, которые являлись не только крупными промышленными очагами и транспортными узлами, но административными и культурными центрами соответствующих регионов и областей, где проживало почти половина (47,5%) городского населения Казахстана. В Алматы, Караганде и Семипалатинске насчитывалось более 100 тыс. чел. в каждом, что составляло 29% всех городских жителей Республики. При этом 46,6% городских жителей Казахстана сосредотачивалось в  Южном регионе, а в остальных – немногим более 12%: в Восточном – 14,8%, Северном – 13,6%, Западном – 12,9%, Центральном – 12,1%.

Наиболее высоким был рост населения новой столицы Казахской ССР с 1929 г. г. Алматы – в 5 с лишним раз, (с 45,3 тыс.  до 230,5 тыс. чел.). После столицы самым крупным, возникшим в 1931 г. на базе третьей, после Донбасса и Кузбасса, угольной базы Советского Союза, новым городом стала Караганда в Центральном Казахстане с численностью населения 165,8 тыс.чел. Новые города возникли  в  Северном Казахстане – Степняк (1937 г.) – 21,2 тыс.чел., Джетыгара (1939 г.) – 15,3 тыс.чел., Центральном – Балхаш (1937 г.) – 32,5 тыс.чел. Эти города выросли на базе предприятий цветной металлургии, построенных в этих регионах в ходе индустриализации Республики. В Восточном Казахстане возник новый город Аягуз (1939 г.), который  получил развитие в связи со строительством Турксиба и ряда промышленных предприятий, численность его населения в 1939 г. достигла 21,2 тыс.чел. Благодаря новому промышленному и железнодорожному строительству, сравнительно крупными городами, являлись: Семипалатинск   (109,6 тыс.), Петропавловск (91,6 тыс.), Шымкент (74,4 тыс.), Уральск (67,5 тыс.), Жамбыл (63,7 тыс.) Далее шли города с численностью населения:  свыше 40 тыс. чел. – Кзыл-Орда (46,7 тыс.) и Гурьев (41,8 тыс.), а также – свыше 30 тыс.: Кустанай (33,5 тыс.), Актюбинск (33,2 тыс.) и Акмолинск (33,2 тыс.) Из 29 городов Казахстана 16 –  имели население менее 30 тыс. чел. Из них только 4 – более 20 тыс.чел.: Павлодар (28,5 тыс.), Степняк (22,8), Аягуз (21,2), Усть-Каменогорск (20,1 тыс.) Среди 8 городов имело население от 10 до 20 тыс. чел.: Кокшетау (19,2 тыс.), Аральск (16,3 тыс.), Джетыгара (15,3 тыс.), Челкар (12,9 тыс.), Туркестан (11,8 тыс.) (население города к 1926 г. составляло всего 54,5% – 21,7 тыс.), Джаркент (11,3 тыс.), форт Александровский (10,1 тыс.) Оставшиеся 4 города были еще более мелкими и имели население, как и раньше, в 1926 г., от 4 до 8,5 тыс. чел.: Зайсан (8,4 тыс.), Атбасар (6,0 тыс.), Темир (5,7 тыс.), Каркаралинск (4,5 тыс. чел.). Тем не менее, именно в первые два десятилетия Советской власти, в особенности в годы индустриализации страны, было заложено начало ускоренной урбанизации населения Казахстана, когда возникли новые и развивались старые города, многочисленные рабочие поселки, в них проживало в 1939 г. более одной четвертой части всего населения Республики [14].

Для сравнения приведем некоторые данные о территориальном размещении населения Казахстана в конце Х1Х-начале ХХ вв., когда более 90% населения Казахстана проживало в сельской местности. Главным занятием его издревле было кочевое скотоводство. В конце ХІХ – начале ХХ в. – земледелие становится занятием большей части населения. Им кроме крестьян-переселенцев занимались и казахи, которые по переписи 1897 г. составили 55,4% всего земледельческого населения края. Подавляющее большинство сельского населения – почти 2/3 состоявших из казахских шаруа, крестьян-переселенцев – были бедняки и батраки.

При абсолютном преобладании сельских жителей, в крае все же наметилась тенденция роста городского населения, которое составляло в 1897 г. около 6% населения Казахстана. В 22 городах жило 239 тыс.чел. Во всех областях городское население выросло за 1870-1897 гг. почти в три раза, в 1897-1914 гг. – более чем полтора раза. В дооктябрьский период здесь насчитывались 28 городов, из них только пять древних: Чимкент, Аулие-Ата (Джамбул), Туркестан, Перовск (Ак-Мечеть) и Джаркент, остальные 23 возникли в ходе или после присоединения края России. И все же до Октябрьской революции здесь не было ни одного крупного города с населением свыше 50 тыс. чел., только четыре города приближались к этой цифре: Уральск в 1915 г. – 47,5 тыс., Петропавловск в 1911 г. – 43,2 тыс., Верный в 1913 г. – 43,2 тыс. и Семипалатинск –  в 1911 г. – 34,4 тыс. В 1914 г. в каждом из 19 городов края численность населения не достигала и 10 тыс. человек. Большинство городов возникли как административные центры. Постепенно, в особеннос­ти в конце XIX – начале XX в., в сравнительно крупных городах – Уральск, Петропавловск, Верный, Семипала­тинск, Кустанай, Чимкент, Аулие-Ата и др., становив­шихся центрами торговли и переработки животновод­ческих и земледельческих продуктов, начался процесс промышленного развития [15].

Все это свидетельствует об ускорении процесса урбанизации населения, в том числе и коренного, в Казахстане в 1926-1939 гг. Это привело к некоторым изменениям в национальном составе городского населения, хотя в силу ряда причин казахи во многих городах продолжали составлять, как и в дореволюционный период, меньшинство. Сравнительный  анализ данных Всесоюзных переписей 1926 и 1939 гг., как и Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г., таким образом, показывает, что именно в первые два десятилетия после образования Казахской ССР были сделаны крупные шаги по развитию старых и строительству новых городов и росту численности и удельного веса их жителей в составе населения Республики.

Несмотря на все это, население Казахстана все же оставалось, как в подавляющем большинстве областях и регионах, так и по Республике в целом – сельским. Так, например, в Северном Казахстане его было более 80%: Акмолинской – 84,7%, Кустанайской – 86,7%, Павлодарской – 86,5%, Северо-Казахстанской – 79,5%. К этой группе области примыкала и Западно-Казахстанская, где удельный вес сельчан достигал 82,9%. На юге Республики, за исключением Алматинской области с 62,9% сельского населения, этот показатель был выше 70%, Южно-Казахстанская – 74,8%, Кзыл-Ординская – 71,2%, Жамбылская – 70,7%. На этом уровне была и Актюбинская – 73,8%. Только в единственной, наиболее урбанизированной по Казахстану, Карагандинской области сельское население составляло всего 43,8%, а в Семипалатинской – 59,4% и Гурьевской – 65,2%. Последние две области и Алматинская области можно считать также сравнительно урбанизированными по Казахстану [16].

Грамотность и уровень образования. Наиболее крупные изменения в межпереписной период произошли в уровне образования. В 1926 г. Казахстан по грамотности населения занимал в Союзе ССР (51,1%) седьмое место (среди 11 союзных республик), с 22,8%, опередив лишь Киргизию (15,1%), Туркмению (12,5%), Узбекистан (10,6%) и Таджикистан (3,7%). В 1939 г. Казахстан по этому показателю вышел по Союзу (81,2%), на пятое место – 76,3%, опередив еще Армению и Азербайджан, несколько отставая от Украины (85,3%), России (81,9%), Грузии (80,3%) и Белоруссии (78,9%), значительно сократился также отрыв от общесоюзного уровня: с 43,5% в 1926 г. – до 4,9% в 1939 г. У городских жителей грамотность составляла 82,4% – выше республиканского уровня, а у сельских – 73,8% – ниже этого. Такое же положение наблюдалось и у мужчин, среди которых грамотность достигла 85,2%, а у женщин – всего 66,3%.

Сравнительно высокий уровень грамотности населения наблюдался в наиболее урбанизованной Карагандинской области – 83,3%, в том числе у мужчин – 83,3%, женщин – 75,3%, далее шли Алматинская – 79,3% (у мужчин 87,5%, у женщин – 70,8%), Северо-Казахстанская – 79,2% (88,2 и 69,4% соответственно). Очень незначительно выше среднереспубликанского уровня была грамотность у жителей Семипалатинской (77,8%), Западно-Казахстанской (77,5%), Восточно-Казахстанской и Актюбинской – по 77,2%. Ниже среднереспубликанского уровня грамотность наблюдается в Жамбылской (73,1%) и Гурьевской (71,6%) областях. Более низкий уровень грамотности – ниже 70% был у жителей Южно-Казахстанской – 68,9% (у мужчин – 79,3%, женщин – 56,1%). Более низкий уровень грамотности у сельчан по сравнению с горожанами, у женщин по сравнению с мужчинами наблюдается во всех областях Казахстана.

За эти годы грамотность казахов выросла более чем в 9 раз (с 6,9% до 63,9%), в особенности у женщин – более чем в 55 раза (с 0,97% до 54,6%). Увеличился показатель грамотности у представителей всех национальностей. Так, грамотность русских поднялась с 36% до 88,7%, украинцев – с 29,9% до 84,3%, татар – с 43,5% до 81,0%, белорусов – с 9,4% до 90,8%, узбеков – с  5,2% до 54,8%, немцев – с 41,1% до 93,3%, уйгур – с 8,1% до 68,7%  и т.д. Все же надо отметить, что казахи, несмотря на огромный рост грамотности, значительно отставали не только от представителей славянских и других европейских народов, но от ряда среднеазиатских, в том числе тюркских народов, проживавших в Республике.

Весьма впечатляющими были успехи Казахстана в области образования: на 1 тыс. чел. населения приходилось 59,9 имевших среднее и 4,5 – высшее образование. По среднему образованию в СССР Казахстан занимал седьмое место, опередив все среднеазиатские республики, а по уровню высшего образования наравне с Азербайджаном занял шестое место. На 1 тыс. населения у казахов приходилось имеющих среднее образование 21,4 чел., высшее – 0,8; у русских – 89,7 и 6,7 соответственно; украинцев – 69,1 и 5,0; белорусов – 177,3 и 19,5;  татар – 89,0 и 4,6; немцев – 42,7 и 3,7; узбеков – 21,8 и 0,9; уйгур – 32,2 и 1,2; Отсюда также видно, что казахи значительно отставали и по уровню среднего и высшего образования от представителей других народностей, проживавших в Казахстане.

Наиболее высокий уровень грамотности был в возрасте 9-19 лет, который вырос в 1926-1939 гг. с 26,7% до 96,0%, в том числе у мужчин – с 33,8% до 97,1%, а у женщин – с 18,8% до 94,9%. У лиц в возрасте 20-49 лет уровень грамотности поднялся с 24,1% до 77,4%, в том числе у мужчин – с 35,9% до 87,2%, женщин – с 11,8% до 65,5%. У лиц в возрасте 50 лет и старше грамотность, естественно была ниже, но, тем не менее, и у них ее уровень значительно возрос – с 11,5% до 31,4%, в том числе у мужчин – с 19,6% до 49,6% и у женщин – с 2,9%  до 15,2% [17].

Национальный состав населения Казахстана. Всесоюзная перепись 1939 г. официально показала принципиально новое соотношение в численности и удельном весе титульной нации Республики, с одной стороны, и представителей других национальностей, с другой. Постоянное уменьшение удельного веса казахов из-за миграционных притоков русских, украинцев, белорусов и представителей других национальностей извне, начавшееся со времени присоединения Казахстана к России и увеличившееся в особенности в первые два десятилетия Советской власти, а также низкий естественный прирост, превратили коренное население в меньшинство на своей исконной территории, в своем национальном государственном образовании – Казахской ССР. Удельный вес казахов сократился на 20,7%, с 58,5% в 1926 г. до 37,8% в 1939 г. В противоположность этому удельный вес русских вырос на 19,3%, с 20,6% до 39,9%, т.е. они стали самой многочисленной этнической группой в Казахстане. В 1939 г. в Республике украинцев было 10,7% ее населения, они также представляли многочисленную (третью, после казахов) группу. Таким образом, в 1939 г. русские и украинцы составляли более половины населения Казахстана (50,6%), а а вместе с другими русскоязычными представителями европейских национальностей – подавляющее большинство [18].

Вкратце остоновимся на территориальном размещении казахов и представителей основных этнических групп, проживавших в Казахстане (последовательно по численности и удельному весу,  насчитывавших свыше 30 тыс. чел.).

Казахи.Надо особо отметить, что казахи в силу ряда исторических событий, связанных с колонизацией Российской империи и территориально-административными преобразованиями Советской власти, были разбросаны по различным регионам Союза ССР. По Первой Всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г. казахов насчитывалось 4 млн 84 тыс. чел., а из них на территории Казахстана, близкой с современной, проживало свыше 3 392, 7 тыс.чел., т.е. более 81,7%[19]. По данным А. Букейханова, подсчитанных по обзорам областей, казахов в России было в 1908 г. 4 млн 499 тыс. 664 чел., а в 1913 г. – 5 млн 64 тыс. (включая киргизов Семиреченской области) [20]. Численность казахов в СССР в 1926 г. составляла 3 959 839 чел., по сравнению с 1897 г. выросла на более 567 тыс.чел., а по сравнению с 1908 г. – сократилась на 539 825 чел. В 1939 г. они насчитывали в Союзе ССР всего 3100 949 чел., т.е. по сравнению с 1926 г.численность сократилась на 858 890 чел., или на 21,7%, из них проживали в РСФСР: 356 646 чел. (Алтайском крае – 31 395 чел., Новосибирской области – 19 993, Омской – 51 891, Саратовской – 23 436, Сталинградской – 72 471, Челябинской – 28 731, Чкаловской (Оренбургской) – 71 444, немцев-Поволжья АССР – 8 988, Туркменской ССР – 61 397, Узбекской ССР – 305 416, Таджикской ССР – 12 712, Киргизской ССР – 23 925 чел. В Казахстане в 1939 г., проживало лишь 75% казахов Союза ССР [21].

Перепись 1939 г. явственно показала не только значительное уменьшение удельного веса казахов в своей Республике, но и резкое сокращение их общей численности: на более чем 1 миллион 300 тыс. чел., с 3 627,6 тыс. чел. до 2 327,6 тыс. чел., т.е. на 35,8% [22]. Это является результатом не только низкого естественного прироста у казахов, а главным образом последствием демографической катастрофы в результате массового голода 1931-1933 гг. и перехода на оседлость, политических репрессий, а также откочевок не только за пределы республики, но и СССР, в зарубежные страны.

В заключении комиссии Президиума Верховного Совета Республики Казахстан, изучавшей обстоятельства коллективизации сельского хозяйства и массовой гибели населения в 1920-х – начале 1930-х гг., приводится ужасающий реестр трагедий, постигших многострадальное казахское население. Массовая коллективизация сопровождалась политикой ликвидации кулачества и байства и перехода казахов на оседлость. Только в 1930-1931 гг. численность отправленных в «кулацкую ссылку» за пределы республики достигла, по далеко не полным данным 6765 человек. В то же время территория Казахстана была определена в качестве «кулацкой ссылки» для многих и многих десятков тысяч крестьян из других районов страны. По сведениям отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ-НКВД, в республику была выселена 46091 семья, или свыше 180 тыс. человек. Кампания по раскулачиванию баев вылилась в массовые антикрестьянские репрессии. За период с 1929 по 1933 гг., тройкой ПП ОГПУ в КазАССР, по неполным данным, было рассмотрено 9805 дел и принято решений в отношении 22933 лиц, из них: к высшей мере наказания – расстрелу -приговорено 3386 чел., заключено в концлагеря – от 3 до 10 лет – 13151 чел. [23].

Следствием вышеназванных волюнтаристских действий по раскулачиванию, оседанию и коллективизации стал голод. О масштабах этой трагедии в Казахстане свидетельствует резкое сокращение численности его населения за 1930-1933 гг. на 59,2%, как уже указывалось выше. По подсчетам сотрудников Агентства Республики Казахстан по статистике за 1928 – 1934 гг. погибло 1610 тыс. казахов, около 135 тыс. погибло в 1935-1938 гг. в результате социальных и политических репрессий. По данным М. Козыбаева, Ж. Абылхожина и М. Татимова убыль составила 1745  тыс.чел. Причины смерти от голода не регистрировались. По городам отмечался туберкулез дыхательных путей, крупозная пневмония, сыпной тиф, дизентерия и др. [24].

Однако темпы коллективизации отнюдь не были замедлены. За период с 1930 по 1935 гг. в Казахстане процент коллективизации (по числу хозяйств) вырос с 30,3% до 90,5%. Весь Казахстан охватили народные волнения, переходящие в вооруженные выступления. За период с 1929 по 1931 г. в Казахстане имело место 372 восстания, в которые было вовлечено около 80 тыс. человек. Восстания сопровождались массовыми откочевками за пределы республики, в том числе за границу. Только с начала 1930 г. до середины 1931 г. с территории Казахстана откочевало 281230 крестьянских хозяйств, значительная часть – на территорию Китая, Ирана и Афганистана. Всего за пределы республики в годы голода откочевало 1 мил. 130 тыс. человек, из них 676 тыс. безвозвратно и 454 тыс. впоследствии вернулось в Казахстан. Силами регулярных войск и органов ОГПУ против мятежного населения проводились жестокие карательные акции. За участие в крупных восстаниях и волнениях в 1929-1931 гг. только органами ОГПУ осуждено 5551 человек, из которых 883 расстреляно [23, с. 282-314].

Таким образом, демографический анализ архивных документов и материалов переписей населения 1937 и 1939 гг. показывает, что казахский этнос подвергся жесточайшему геноциду и понес тяжелые потери. По данным Комиссии Президиума Верховного Совета Республики Казахстан от голода и связанных с ним эпидемий, а также постоянно высокого уровня естественной смертности казахский народ потерял 2 млн. 200 тыс. человек, т.е. около 49 % всего состава, а по подсчетам С. Аимбетова, из-за этого голода и эпидемий погибло около 2,5 млн казахов [25].

Согласно материалам Всесоюзной переписи населения 1939 г.  15% всех казахов Республики было сосредоточено в Южно-Казахстанской области – затем по мере уменьшения численности шли Алматинская (10,2%), Западно-Казахстанская (8,9%), Кзылординская (8,6%), Гурьевская (7,9%), Актюбинская (7,9%), Жамбылская (6,4%), Карагандинская и Семипалатинская области (по 5,9%), Акмолинская (5,2%), Кустанайская и Восточно-Казахстанская (по 5%), Северо-Казахстанская (4,6%) и Павлодарская (4,3%) области.

Наибольший удельный вес казахов в 1939 г. был отмечен в составе населения Гурьевской (68,4%) и Кзыл-Ординской (61%) областей, они составляли более половины населения Западно-Казахстанской (52,2%),  менее половины – в Актюбинской (48,9%), Жамбылской (46,5%) и Южно-Казахстанской  (46,9%) областях. Несколько меньше их было   Павлодарской (40%),   около одной трети – в Семипалатинской (36,2%), Карагандинской (32,6%) и Кустанайской (31,9%) областях. Наименьший удельный вес казахов в этнической региональной структуре был зафиксирован в Алматинской (29,7%), Акмолинской (26,3%), Восточно-Казахстанской (21,6%) и Северо-Казахстанской (19,7%) областях [26].

В составе жителей городов, согласно Всесоюзной переписи населения 1939 г., удельный вес казахов составлял всего 16,1%, против 15,4% – в 1926 г. В урбанизационные процессы была вовлечена, главным образом, та часть казахского населения, на территории проживания которой создавались индустриальные объекты. Так, например, наиболее урбанизированными были казахи Карагандинской области – где они в составе ее населения составляли 33,3%, а в Семипалатинской – 29,7%, в Гурьевской – 26,5%, а в других областях они составляли от 10 до 18%: в Кзыл-Ординской – 18,2%, в Алматинской – 16,9%,  в Актюбинской – 14%, в Жамбылской – 13,6%,  в Южно-Казахстанской – 13%, в Павлодарской – 12,4%, в Северо-Казахстанской – 11,4%, в Восточно-Казахстанской – 10,8%. Наименьший удельный вес казахов был среди горожан в Кустанайской  (6,4%) и Западно-Казахстанской (4%) областей. Больше всего горожан-казахов было сосредоточено в Гурьевской области – 13% всех казахов, проживающих в городах Казахстана; в Карагандинской, Южно-Казахстанской и Семипалатинской областях – соответственно 12,2%, 12,2% и 10,8% [27].

Таким образом, в целом, казахи оставались аграрным относом – 83,9% всего этноса были сельскими жителями. Наименее урбанизированными были казахи Западно-Казахстанской области – 96% из них проживали в сельской местности. Высок удельный вес сельских жителей – казахов и в других областях Казахстана: в Кустанайской -93,6%, Восточно-казахстанской – 89,2%, Северо-Казахстанской – 88,6%, Павлодарской – 87,6%, Южно-Казахстанской – 87%, Жамбылской – 86,4%, Актюбинской – 86%, в Алматинской – 83,1%, в Акмолинской – 82,5%, в Гурьевской – 73,5%, Семипалатинской – 70,3%. Наименьший удельный вес казахов в составе сельского населения был в Карагандинской области – 66,7%.

Больше всего казахов проживало в сельской местности Южно-Казахстанской области – 15% всех сельских казахов республики, затем по мере сокращения шли Западно-Казахстанская (10,2%), Алма-Атинская (10,1%), Кзыл-Ординская (8,3%), Актюбинская (7,3%), Гурьевская (6,9%), Джамбулская (6,6%), Кустанайская (5,6%), Восточно-Казахстанская (5,3%), Акмолинская (5,1%), Семипалатинская (4,9%), Северо-Казахстанская (4,8%), Карагандинская (4,7%). Павлодарская (4,5%) области.

Однако, удельный вес казахов в составе сельского населения республики претерпел большие изменения. Так, если по материалам Всесоюзной переписи населения 1926 г. их доля в составе жителей сельских поселений составляла 61%, то по Всесоюзной переписи населения 1939 г. – 44% [28]. Это произошло как из-за массового голода 1931-1933 гг., так и в результате значительного притока в сельские населенные пункты из Казахстана спецпереселенцев и лиц других категорий – русских, украинцев, немцев и представителей других национальностей в ходе насильственной миграции.

Таким образом, специфика расселения казахского населения и уровень его урбанизированности были обусловлены бурными миграционными потоками из различных областей России, Украины и других регионов Союза ССР. В ходе индустриализации высокие темпы экономического развития, требовавшие постоянного притока рабочей силы, также обусловили не только полиэтническую структуру населения Республики, снижения удельного веса коренного населения как в целом по республике, так и по ее регионам и стали причиной особенностей его расселения, но и изменили социальную, профессиональную структуру, образовательный уровень и другие качественные характеристики населения Казахстана. Все это не могло не отразиться и на казахском населении.

Русские - 2 458,6 тыс. чел. (39,9%) и украинцы – 658,3 тыс. чел. (10,7%), вместе взятые, составили более половины населения Казахстана. в особенности они преобладали в Восточном и Северных регионах: в Восточно-Казахстанской области их было 73,8% (68,7% и 5,1% соответственно), Акмолинской – 63,2% (45,4% и 17,8%), Северо-Казахстанской – 64,8% (51,2% и 28,3%). В Центральном регионе – Карагандинской области они составляли более половины населения – 55% (45,4% и 9,6%). На Юге их было значительно: в Алматинской области они составляли более половины ее населения – 57,4% (50,4% и 7,0%), Жамбылской – 40,0% (30,3% и 9,7%). здесь сравнительно низкий удельный вес наблюдался в Кызыл-Ординской – 28,7% (20,6% и 3,1%) и Южно-Казахстанской – 30,5% (22,8% и 7,7%) областях. На Западе их было  также значительно: в Западно-Казахстанской – 42,0% (35,0% и 7,0%), Актюбинской 44,3% (24,2% и 20,1%) и только в Гурьевской области их было 26,2% (24,4% и 2,2%).

Узбеки – 120,6 тыс. чел. (9,9%), в основном жили в южном регионе: в Южно-Казахстанской области их было более 100,7 тыс. чел., это 83,5% всех узбеков Казахстана, Жамбылской – 8,9 тыс. чел. (7,4%), Алматинской – 3,0 тыс. чел. (2,5%), Кызыл-Ординской – 1,4 тыс. чел. (1,2%). в других областях их было мало, от 300 до 800 чел., только в Акмолинской они составляли более 1 тыс. чел. (0,9%).

Татары– 108,1 тыс. чел. (1,7%) почти равномерно распределились по областям Казахстана от 3 тыс. до 5 тыс. чел., но более 10 тыс. чел. их было сосредоточено в Алматинской (13,4 тыс. чел. – 12,4%), Южно-Казахстанской (13,5 тыс. чел. – 12,4%), Северо-Казахстанской (13,9 тыс. чел. – 12,5%), Семипалатинской (11,7 тыс. чел. – 10,8%) областях. в Западно-Казахстанской области их было более 9,9 тыс. чел. (9,2%). Таким образом, в этих пяти областях было сосредоточено более половины (57,3%) татарского населения Казахстана.

Корейцы – 96,4 тыс. чел. (1,5%), в основном (72,9%) жили в трех областях: в Кызыл-Ординской – 35,3 тыс. чел. (36,6%), Карагандинской – 7,5 тыс. чел. (7,8%) и Южно-Казахстанской – 6,0 тыс. чел. (6,3%). Их было незначительно от 2,5 тыс. до 5 тыс. чел.: в Северо-Казахстанской – 4,7 тыс. чел. (4,9%), Кустанайской – 4,4 тыс. чел. (4,6%), Гурьевской – 4,3 тыс. чел. (4,4%), Жамбылской – 4,0 тыс. чел. (4,2%), Акмолинской – 3,7 тыс. чел. (3,9%), Актюбинской – 3,1 тыс. чел. (3,2%), и Западно-Казахстанской – 2,5 тыс. чел. (2,6%) областях. в остальных областях их насчитывалось от 200 до 450 чел.

Немцы – 96,4 тыс. чел. (1,5%), их большинство – 68,8% – сосредотачивалось в Северном и Центральном Казахстане: в Северо-Казахстанской – 22,9 тыс. чел. (24,8%), Акмолинской – 10,1 тыс. чел. (10,9%), Кустанайской – 9,7 тыс. чел. (10,6%), Павлодарской – 6,5 тыс. чел. (7,0%) и Карагандинской – 14,9 тыс. чел. (16,0%) областях. Незначительная их часть жила на Юге: в Алматинской области – 7,0 тыс. чел. (7,6%), Южно-Казахстанской – 6,0 тыс. чел. (6,6%), Жамбылской – 6,1 тыс. чел. (6,1%) и Востоке: Семипалатинской – 4,0 тыс. чел. (4,4%), и Восточно-Казахстанской – 4.) тыс. чел. (4,4%).

Поляки – 54,8 тыс. чел. (0,9%), жили в основном в Северном регионе (74,2%): Северо-Казахстанской области – 29,1 тыс. чел. (53,2%), Акмолинской – 12,0 тыс. чел. (21,9%). Незначительное число поляков находилось на Юге: в Алматинской области – 3,6 тыс. чел. (6,7%) и Южно-Казахстанской – 1,6 тыс. чел. (3,0%), в Центральном регионе их было мало, менее 1 тыс. чел., в других областях – от 400 до 100 чел.

Уйгуры– 35,4 тыс. чел. (0,6%), сосредоточивались в основном в Алматинской области – 33,7 тыс. чел. (95,2%), в других областях их было очень мало, от 50 до 380 чел.

Белорусы – 31,6 тыс. чел. (0,5%), почти равномерно распределялись по областям Казахстана, хотя более половины (57,2%) их жило в пяти областях: в Алматинской – 4,4 тыс. чел. (13,9%), Карагандинской – 4,2 тыс. чел. (13,4%), Южно-Казахстанской – 3,1 тыс. чел. (10,3%) и Восточно-Казахстанской – 3,1 тыс. чел. (9,8%). В остальных областях их было от 1,2 тыс. чел. до 2,3 тыс. чел., за исключением Гурьевской (здесь было 931 белорусов).

Всесоюзная перепись 1939 г. подтвердила тенденцию усиления процесса полиэтничности состава населения Казахстана. На учет были взяты демографические показатели представителей более 50 национальностей. Среди них, кроме насчитывавших более 30 тыс. чел., о которых сказано выше, были представители этнических групп с численностью свыше 10 тыс. чел.:  мордовцы – 25,3 тыс. чел. (0,41%), евреи – 19,2 тыс. чел. (0,31%), азербайджанцы – 12,9 тыс. чел. (0,21%) и таджики – 11,2 тыс. чел. (0,18%). Свыше 5 тыс. чел. насчитывали: армяне – 7777 чел., дунгане – 7416, чуваши – 6590, грузины – 5186, китайцы – 5116, киргизы – 5053 чел. [29]. Процесс усиления тенденции процесса полиэтничности состава населения Казахстана продолжался и в последующие годы, в особенности в связи с начавшейся вскоре после Всероссийской переписи населения 1939 г. второй мировой войной и после нее, вплоть до завоевания Республикой Казахстан независимости.

Одним из основных результатов усиления процесса полиэтничности состава населения Казахстана, начавшегося еще в колониальный период, явился новый этап русификации его населения. Если в 1926 г. всего 1015 человек казахов, т.е. 0,02% из их общей численности признавали своим родным языком русский, то к 1939 г. их стало 5168 человек, т.е. за эти годы увеличилось более чем в 5 раз, а удельный вес достиг 0,22%. Процесс русификации шел более ускоренными темпами среди представителей других, в особенности, европейских этнических групп, населявших территорию Казахстана. Число украинцев, считавших русский своим родным языком, в 1926-1939 гг. увеличилось с 208,5 тыс. до 246,8 тыс., а удельный вес вырос с 29,2% до 37,5%; Еще в 1926 г. из 23,6 тыс. белорусов в Казахстане более 20,0 тыс., т.е. 85,6% считали русский язык родным. Из 51,1 тыс. немцев 1926 г. таких было всего 1646 человек, т.е. 3,2%, а в 1939 г. их из 92,5 тыс. было 6523 человек, т.е. 7,0%. Среди поляков таких было в 1926 г. всего 990 человек из 1926, т.е. 26,7%, а в 1939 г. – 8650 человек из 54809, т.е. 15,0%, но за это время их число увеличилось почти в 4,5 раза; У евреев считали русский язык родным: в 1926 г. из 3561 человек – 1127, т.е. 31,6%, а в 1939 г. из 19240 человек – 11593, т.е. 60,2% – за эти годы число таких выросло почти – в 10,3 раза. Процесс русификации затронул, кроме казахов, и представителей других тюрко-мусульманских этнических групп. Так, среди 80642 человека татар в 1926 г. русский язык считали родным всего 516 человек, т.е. всего 0,6%, то в 1939 г. таких из 108127 человек было уже 6257 т.е. 5,8%, а за эти годы их число увеличилось в 12,2 раза. В 1926 г. из 213,9 тыс. узбеков только 12 человек считали русский – родным, а в 1939 г. из 120,6 тыс. – 451, а среди уйгуров – 239; что касается вновь приехавших в Казахстан корейцев, у них этот процесс, как видно из данных переписи 1939., шел еще на Дальнем Востоке. Из 96,4 тыс. корейцев Казахстана 4845 человека считали родным – русский, т.е. более 5,0%.  Что касается т.н. прочих, т.е. представителей малочисленных этнических групп, то их в 1926 г. насчитывалось всего 2561 человек, а в 1939 г. т.н. прочих насчитывалось более 153,8 тыс. человек, из которых русский язык считали родным свыше 27,0 тыс., т.е. 17,6% [21, с. 157-167]. .

Усиление процесса полиэтничности состава населения Казахстана, в особенности на его основе расширение русификации местных жителей, получили дальнейшее развитие в годы второй мировой войны, и после нее. Так, по переписи населения 1959 года. из общей численности населения Казахстана в 9.309,8 тыс. человек считали родным языком язык не своей национальности – 7,05%, (655,8 тыс.), из них русский – 607257 человек, т.е. 92,6 %, казахский – 12461, т.е. 1,9%, другие языки – 36093 человека – 5,5%. Это было ярким свидетельством не только крупного успеха русского языка, выполнявшего в годы Советской власти роль государственного языка в СССР, но последствий усиления процесса полиэтничности состава населения Казахстана как к 1939 г., так и к 1959 г., и на этой основе расширения русификации населения Республики. К 1959 г. считавших русский язык родным среди казахов было уже 12461 человек, т.е. по сравнению с 1939 г. выросло в 2,4 раза; Этот процесс особенно быстро шел среди украинцев – таких было 301 650 человек, т.е. по сравнению с 1926 г. их число увеличилось в 1,4 раза, а удельный вес составлял 40,2%; Таких среди белорусов было – 38 977 человек – 36,2%, поляков – 18165 человек – 34,2%, греков – 6958 человек – 12,5 %, немцев – 106176 человек – 16,1%; корейцев – 19011 человек – 25,7%. Этот процесс русификации все больше затрагивал и представителей тюрко-мусульманских этнических групп; в особенности татар. Среди последних из почти 192 тыс. человек в 1959 г.считали родным русский язык – 20,9 тыс. т.е. 11,4%; Среди 136,5 тыс. узбеков таких было 2128 человек, т.е. 1,5%, из 59,8 тыс. уйгуров – 1017 человек, т.е. 17,0%, из 38,3 тыс. азербайджанцев – 1480 человек, т.е. 3,85%; из 130,2 тыс. чеченцев – 2226 человек – 1,55%, из 47,8 тыс. ченгуший – 1187 человек [30]. Усиление процесса полиэтничности состава населения Казахстана и на этой основе расширение русификации местных жителей продолжались вплоть до завоевания Казахстаном независимости.

Социальная структура населения Казахстана по переписи 1939 г. отразила основные результаты форсированной индустриализации, принудительной коллективизации сельского хозяйства и преобразований в области культуры, а также других мероприятий, проведенных Советской властью во второй половине 1920-х и в 1930-е годы. На смену многоукладной экономике пришло плановое народное хозяйство с единой социалистической собственностью на средства производства. На смену сложной социальной структуре с многочисленными классами, социальными слоями и группами пришла новая, почти однородная структура с двумя классами (рабочих и колхозных крестьян) с прослойкой интеллигенцией (служащих).

В 1939 г. все занятое население Казахстана (с семьями) делилось на рабочих – 34,4%, служащих – 17,7% и колхозников – 43,7%, остальные – немногим более 4,5% – составляли кооперированные (3,0%) и некооперированные кустари (0,6%), крестьяне-единоличники (0,6%) и нетрудящиеся. Рабочие – 58,83% и служащие – 30,64% абсолютно преобладали в составе городского населения (89,47%), а  колхозники – 59,39% со служащими – 12,22% – среди сельского населения. Наибольший удельный вес рабочих наблюдался в Карагандинской области – 48,71%, после нее шли Семипалатинская (39,52%) и Восточно-Казахстанская (39,50%) области. Почти во всех других областях удельный вес рабочих колебался от 30 до 35%, только в Кзыл-Ординской и Южно-Казахстанской областях был самый низкий удельный вес рабочих: 29,09% и 29,08% соответственно [32].

Наибольший, выше среднего республиканского уровня, удельный вес служащих был в столице Казахстана – Алматы – 22,24%, после нее шли Карагандинская – 20,78%, Семипалатинская – 20,65%, Актюбинская – 19,41% и Западно-Казахстанская – 19,13%. Наименьший, ниже среднереспубликанского уровня, удельный вес служащих наблюдался в Южно-Казахстанской – (14,12%), Восточно-Казахстанской – (15,2%), Северо-Казахстанской – (15,36%) и Жамбылской – (15,49%) областях. В остальных областях этот показатель был около среднереспубликанского уровня.

Более половины занятого населения составляли колхозники в Южно-Казахстанской (54,30%), Северо-Казахстанской (51,65%), около половины – в Кустанайской (49,83%), Западно-Казахстанской (48,38%) областях. Самый низкий процент колхозников был  в Карагандинской (29,24%), а также в Гурьевской (23,76%) областях, хотя в  последней наблюдался самый высокий удельный вес кооперированных кустарей (27,51%) [33]. Некооперированных кустарей более 1,0% был в Акмолинской и Жамбылской областях (по 1,09%), а в остальных удельный вес колебался от 0,24% (Актюбинская) до 0,97% (Восточно-Казахстанская). Крестьян-единоличников сравнительно было больше – 1,0% только в Жамбылской области (1,09%), а в остальных также колебался от 0,23 (Карагандинская) 900,83% (Северо-Казахстанской).

Социальная структура Казахстана, обусловленная общесоюзной, отличалась от других республик только различным соотношением удельного веса двух классов: рабочих и колхозников, а таких служащих (т.н. прослойки интеллигенции). Так, Казахстан по удельному весу рабочих, благодаря проводимой форсированный индустриализации, занимал среди Союзных республик (с 34,4) в 1939 г. второе место после Российской федерации (35,1%), по служащим (с 17,7%) – также второе место после РСФСР (18,6%), а по крестьянам-колхозникам (с 43,7%) – десятое, по кооперированным кустарям – первое, некооперированным – последнее, одиннадцатое, крестьянам-единоличникам – тоже последнее, одиннадцатое, место.

Распределение рабочих, колхозников и служащих по отраслям экономики также предопределялось сложившимся традиционно по Советскому Союзу положением: рабочие преобладали в индустриальных отраслях труда, их было значительно, иногда более половины занятых в некоторых сферах обслуживания населения, где требовались рабочие различных профессий; служащие преобладали в государственных учреждениях и других сферах обслуживания населения, а крестьяне – колхозники – в сельском хозяйстве. Так, например, рабочих было: в промышленности – 67,9%, лесном хозяйстве – 78,0%, строительстве – 81,9%, на транспорте – 69,8%, жилищном и коммунальном хозяйстве – 65,0%, и т.д., здравоохранении – 53,0%, торговле и общественном питании – 51,6%.

Служащих было в государственных учреждениях, партийных и общественных организациях – 78,3%, в просвещении, науке, искусстве и печати – 68,7%, торговле и общественном питании – 47,0%, жилищном и коммунальном хозяйстве – 32,1%; Удельный вес служащих в индустриальных отраслях колебался в пределах от 14% до 25,0%. Крестьян-колхозников в сельском хозяйстве Казахстана в 1939 г. было 80,5%.

По Всесоюзной переписи 1939 г. по источникам существования население Казахстана распределилось следующим образом: имеющее занятие – 39,5%; члены семьи, занятые в подсобном хозяйстве – 6,3%; иждивенцы отдельных лиц – 45,8%. Лиц, имеющих занятие, было больше в городах (42,8%), чем в сельской местности (38,3%). Иждивенцы отдельных лиц преобладали в городах (44,5%). В противоположность этим социальным группам, члены семьи, занятые в подсобном сельском хозяйстве, преобладали, естественно, в аулах и деревнях (7,4% против 3,5% в городах) [33].

Занятое население по отраслям народного хозяйства и труда распределилось так: промышленность – 11,3%, сельское хозяйство – 54,8%, транспорт и связь – 5,5%, строительство – 3,7% и лесное хозяйство – 0,7%. всего в сфере материального производства – 86,0%, оставшаяся часть занятых – 14% – работала в следующих отраслях: торговля, заготовки и общественное питание – 5,0%, просвещение, наука, искусство и печать – 4,4%, государственные учреждения, партийные и общественные организации – 3,8%, здравоохранение – 1,9%, жилищно-коммунальное хозяйство – 0,8% и т.д. [33].

Среди занятого населения преобладали мужчины – 66,2%. Удельный вес женщин – 33,8%, он был сравнительно высок в здравоохранении – 70,7%, женщин было значительно в просвящении – 44,2%, а также в сельском хозяйстве – 42,8%, в том числе в колхозах – 47,0%. В сфере материального  производства удельный вес женщин был низок, колебался от 11,0% (лесное хозяйство) до 20,3% (промышленность). На транспорте их было – 17,0%, строительстве – 13,4%. В торговле, заготовках и общественном питании женщины составили – 29,9%, а в государственных учреждениях, партийных и общественных организациях – 23,7% [33].

Анализ социальной структуры населения Казахстана показывает, что перепись 1939 г. подтвердила развитие тенденции роста численности и удельного веса рабочих и служащих среди занятого населения, а также значительного расширения участия женщин в общественном труде.

 

Краткий анализ основных итогов Всесоюзной переписи населения 1939 г. показывает, что межпереписные 12 лет являлись для Казахстана чрезвычайно сложным, трудным и противоречивым периодом, очень богатым так же социально-экономическими и культурными преобразованиями Советской власти в ранее отсталой национальной окраине Российской империи. Все это наложило свой отпечаток на дальнейшее, вплоть до 1991 г., социально-демографическое развитие населения Казахстана, в особенности казахов. При этом отдельные регионы Казахстана имели свои трудности и особенности в социально-демографическом развитии своего развития в 1926-1932 гг. Связи с этим мы в конце этой статьи по всему Казахстану постарались дать краткий анализ этим вопросам регионов. Исходя из всего выше изложенного, постараемся сделать некоторые выводы.

1. В этот межпереписной период, охвативший более 12 лет (1926-1939 гг.), население Казахстана выросло всего за 1,3%, что было результатом трагических событий 1930-х гг., в особенности массового голода 1931-1933 гг., когда коренное население потеряла около своей половины, от которого сильно пострадали в особенности северные, западные и восточные области Казахстана.

2. В эти годы выросло городское население, а сельское – сократилось. На основе форсированной индустриализации возникли новые города, развивались областные центры и старые города, т.е. процесс урбанизации в Казахстане сделал крупные шаги, в него втягивались и казахи, хотя их большинство продолжало жить в сельской местности. В городах жили в основном русские, украинцы, представители других европейских этнических групп, а также татары.

3. Половозрастной состав населения Казахстана отражал последствия трагических событий 1920-х – 1930-х гг., голода 1921-1922 гг. в особенности 1931-1933 гг., конфискации байских хозяйств, раскулачивания, их переселения, перехода казахов на оседлость, начальственной коллективизации, политических репрессий и т.д. Снизился удельный вес детских, подростковых и юношеских возрастных групп, из-за низкого уровня естественного прироста (высокая смертность, низкая рождаемость), вырос удельный вес наиболее работоспособной возрастной группы 19-49 лет, в основном за счет прошлой рабочей силы на индустриальные объекты. Снизился удельный вес старшей возрастной группы 50 лет и старше, что свидетельствует о низком уровне продолжительности жизни из-за трудных условий быта, материального благосостояния, здравоохранения, недостатков в охране безопасности труда и т.д. Сохранился также половой дисбаланс в пользу мужчин, что отрицательно влияло на естественный прирост населения.

4. Национальный состав населения Казахстана, в особенности городского подвергся усилению полиэтничности, что привело к превращению казахов в национальное меньшинство на своей исконной территории – в своей республике. Они лишались возможностей определять на эндогенной основе социально-демографическое развитие населения Казахстана. Этой возможностью уже пользовались русские и другие русскоязычные представители европейских этнических групп, населявших Республику. Процесс превращения казахов в национальное меньшинство у себя, на Родине – в Казахстане продолжался в годы второй мировой войны и долгое время и после нее вплоть до приобретения Казахстаном независимости: их удельный вес в составе населения Республики снизился к 1959 г. до 30,0% в 1959 г., а через 30 лет составил всего 39,7% и только к 1999 г. достиг 53,4%, в 2009 г. – 63,1%, а ныне – около 70,0% [34].

5. На базе усиления процесса полиэтничности состава населения Казахстана начался новый этап русификации казахов, татар, уйгуров и других из тюрко-мусульманских народов, значительного числа представителей европейских этнических групп, в первую очередь украинцев, белорусов, поляков, мордовцев, евреев, немцев и т.д. Даже в условиях суверенитета данные национальной переписи населения Республика Казахстан 2009 г. зафиксировали наличие последствий русификации, начавшейся в колониальной период и продолжавшейся в годы Советской власти: Из общей численности казахов в более 10 млн 09 тыс 114487 человек считали родным язык другой нации, разумеется, русский, т.е. 1,1%, из 333,0 тыс. украинцев – 280482, т.е. 84,2%, из 5,944 белоруса – 50010, т.е. 87,0% из 34057 поляков – 30 897, т.е. 90,7%, из 178,4 тыс. немцев – 147,9 тыс., т.е. 83,0%, и т.д. Последствия русификации, хотя и в меньшем размере, все еще чувствуются и среди представителей тюрко-мусульманских народностей: в особенности у татар: из 204,2 тыс. считали своим родным язык другой (разумеется, в большинстве русский) около 100 тыс., т.е. 49,0% или около половины. Среди уйгуров этот показатель достигал 15,0%, курдов – 11,3%, таджиков – 90,7%, узбеков – 4,6% и т.д. [35]. Нужно оговориться, что многие курды, узбеки, татары и другие представители тюрко-мусульманских народов могли указать и казахский своим родным языком. Но то, что последствия русификации населения Казахстана наблюдаются и сейчас, в условиях суверенитета, не вызывает сомнений.

6. К 1939 г. в Казахстане сформировалась новая социальная структура из двух классов – рабочих и крестьян-колхозников, а также т.н. прослойки интеллигенции (служащих), что предопределялась единой социальной структурой населения Советского Союза. В Казахстане эта структура отличалась только различным соотношением удельного веса рабочих, колхозников-крестьян и служащих. В связи предстоявшим бурным индустриальным развитием Казахстана в годы второй мировой войны и после нее предопределялся дальнейшей рост удельного веса рабочих и служащих, с одной стороны, сокращение удельного веса крестьян-колхозников в связи преобразованием многих колхозов в совхозы и развитием сети совхозов в годы освоения целинных и залежных земель.

7. Усиление полиэтничности состава населения, на его основе русификации жителей, а также и развитие социальной структуры в пользу рабочих и служащих продолжались и в годы второй мировой войны, после нее, до начала 1990-х гг., т.е. вплоть до развала Советского Союза и завоевания Казахстаном независимости.

 

Использованные источники

 

1 История рабочего класса советского Казахстана. – Алма-Ата, 1987. – Т. 1.; Асылбеков М.Х., Жаркенова А.М. Население Казахстана в конце ХIX – начале ХХ вв. (1897-1917 гг.). – Алматы, 2001. – С. 25; Асылбеков М.Х., Галиев А.Б. Социально-демографические процессы в Казахстане (1917-1980 гг.). – Алма-Ата, Ғылым, 1991. – С. 187.

2 ЦГА РК. Ф. 698. – Оп. 21. – Д. 226. Итоги переписи населения 1939 г. В административно-территориальных границах 1959 г. по национальному составу, 86 листов; Д. 227. Итоги переписи населения Казахской ССР по распределению лиц занятых в отраслях хозяйства и национальному составу по переписи 1939 года, пересчитанных в административно-территориальных границах 1959 г. 31 листов; Д. 228. Итоги переписи населения Казахской ССР по грамотности, образованию и

обучению по возрастным группам и числу состоящих в браке по переписи 1939 года, пересчитанные в административно-территориальных границах 1959 г. и др.

3 Всесоюзная перепись населения 1939 года. Основные итоги. – М., 1992. – С.3.

4 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.336. – Д. 264. – Л.2.

5  РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.329. – Д.143. – Л.143-144.

6 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.336. – Д. 248. – Л.4.

7 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.336. – Д. 248. – Лл.14-15, 24-25; Д. 264. – Л. 4.

8 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.336. – Д. 248.

9 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.336. – Д. 248. – Л. 4.

10 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.336. – Д. 264. – Л. 18-19.

11 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.336. – Д. 248. – Лл. 20, 24-25; Д. 264. – Л. 4.

12 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.336.

13 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.336. – Д. 249. – Лл. 5-6, 9-10; Д. 264. – Лл. 1-2.

14 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп.336. – Д. 264. – Л. 4.

15 Асылбеков М.Х., Жаркенова А.М. Население Казахстана в конце ХІХ – начале ХХ вв. (1897-1917 гг.). – Алматы, 2001. – С.15-16; Асылбеков М.Х., Галиев А.Б. Социально-демографические процессы в Казахстане (1917-1980). Алма-Ата, 1991. – С.55-58.

16 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп. 336. – Д. 264. – Л. 2; Д. 248. – Лл. 9-10.

17 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп. 336. – Д. 248. – Л. 28-29, 33; Д. 264. – Л. 6.

18 РГАЭ. Ф. 1562. – Оп. 336. – Д. 248. – Лл. 79-80; Д. 264. – Л. 12.

19 Первая Всесоюзная перепись населения Российской империи 1897 г. Общий свод по империи результатов разработки данных Первой Всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г. Некоторые основные итоги из Общего Свода результатов разработки – по империи. – Санкт-Петербург, 1905. – С.5.

20 Бөкейханов Ә. Шығармалар. – Алматы, 1994. – 95-б.

21 Всесоюзная перепись населения 17 декабря 1926 г. Краткие сводки. Народность и родной язык населения СССР. – М.1928. – С.16-17; РГАЭ. Ф. 1652. – Оп. 336. – Д. 248. – Лл. 63-83.

22 РГАЭ. Ф.1562. – Оп.336.

23 Советы Казахстана. – 1992. – 22 декабря; Козыбаев М.К. Казахстан на рубеже веков: размышления и поиски. – Алматы, 2000. – Кн.2. – С. 44-46.; Омарбеков Т. 20-30 жылдардағы Қазақстан қасіреті. – Алматы, 1997. – 282-314 бб.; Қозыбаев М.Қ., Алдажұманов Қ.С., Әбілхожин Ж. Қазақстандағы күшпен коллективтендіру: қорлық пен зорлық. – Алматы, 1992. – 9-10, 32-35 бб.

24 Козыбаев М., Абылхожин Ж., Татимов М. Казахстанская трагедия // Вопросы истории. – 1989. – № 7. – С. 53-71.

25 Козыбаев М.К., Абылхожин Ж.Б., Алдажуманов К.С. Коллективизация в Казахстане: трагедия крестьянства. – Алматы, 1992. – С. 7-8, 10-12, 30-31; Аимбетов С. 1926-1939 жылдар аралығындағы Қазақстан халқының этно-демографиялық және әлеуметтік құрылымындағы өзгерістер. Тарих ғылымдарының кандидаты ғылыми дәрежесін алу үшін дайындалған авторефереты. – Алматы, 1998. – 16 б.; Татимов М. Зұлмат пен зардап // Ақиқат. – 2009. – № 5. – 52-57 бб. РГАЭ. Ф.1562. – Оп.336. – Д. 264. – Л. 12.; Татимов М., Татимова М. Трагедия Великой Степи // Мысль. – 2009. – № 6. – С. 55-60.

26 РГАЭ. Ф. 1652. – Оп. 336. – Д. 264. – Л. 13.

27 РГАЭ. Ф. 1652. – Оп. 336. – Д. 264. – Л. 14.

28 РГАЭ. Ф. 1652. – Оп. 336. – Д. 264. – Л. 13.

29 РГАЭ. Ф. 1652. – Оп. 336. – Д. 264. – Л. 14.

30 ЦГА РК. Ф. 698. – Оп. 21. – Д. 225. – Л.388 (таблица 52а).

31 РГАЭ. Ф.1562. – Оп. 336. – Д. 264. – Л. 32.

32 РГАЭ. Ф.1562. – Оп. 336. – Д. 264. – Л. 32.

33 РГАЭ. Ф.1562. – Оп. 336. – Д. 264. – Л. 33.

34 Асылбеков М.Х., Козина В.В. Демографическое развитие Республики Казахстан в условиях суверенитета. – Алматы, 2001. – С. 96.

35 Қазақстан Республикасындағы Ұлттық құрам, діни наным және тілдерді меңгеру. 2009 жылғы Қазақстан Республикасы халқы Ұлттық санағының қорытындылары. – Астана, 2011. – 307 б.

Асылбек М.Х.-

академик НАН РК,

доктор исторических наук,

профессор.

Асылбекова Ж.М. –

доктор исторических наук