Н.А. Атыгаев. – НЕКОТОРЫЕ ЗАМЕЧАНИЯ О КАЗАХСКО-БАШКИРСКОМ СУЛТАНЕ ХАКК-НАЗАРЕ

Имя казахского правителя Хакк-Назара, сына великого хана казахов Касыма, в народных преданиях овеяно легендами. В действительности же жизнь и политическая деятельность этого крупнейшего деятеля своей эпохи нам малоизвестна. В данной работе мы попытаемся собрать содержащиеся в исторических источниках данные о Хакк-Назаре и проследить, по возможности, основные моменты жизни чингизида до провозглашения его верховным казахским правителем.

Отец Хакк-Назара Касым-хан, как установлено А.И. Исиным, умер в начале 1521 г. [1, с. 19]; следовательно, он родился не позднее 1522 г. Родительницу Хакк-Назара, согласно сведениям средневекового историка Кадыргали-бека Косумулы, звали Ханык-Султан-ханым [2, с. 163; 3, с. 239].

Ранние годы жизни Хакк-Назара в письменных источниках не получили освещения и каких-нибудь конкретных данных исследователями пока не удалось обнаружить. Более богаты в этом отношении фольклорные материалы. Исследователи указывают на существование, по крайней мере, двух преданий о Хакк-Назаре. Одно из них записал в начале XIX века А.И. Левшин. Согласно этому преданию, казахи распались на три отдельные орды (жузы) при хане Орусе, которого некоторые называют Акниазом. «Орус, или Акниаз сей, – писал А.И. Левшин, – был, по их мнению, сначала полководцем ногайского хана Улянты, жившего скоро после Тамерлана, в окрестностях Урала, Илека, Ори, но потом отказался от повиновения Улянте, покорил несколько разных отраслей турков и монголов, сделался над ними самовластным государем и занял все, ныне принадлежащие потомкам его, земли» [4, с. 147].

Интерпретируя данное предание, русский востоковед В.В. Вельяминов-Зернов уверенно заключил: «Этого Акниаза я признаю за Хакк-Назара» [5, с. 335]. Это мнение одного из первых исследователей казахского средневековья прочно вошло в научную литературу. И вслед за ним исследователи стали писать, что «в годы господства Тахира и Буйдаша Хаккназар жил у одного из ногайских мурз» [6, с. 90; 7, с. 51; 8, с. 49; 9, с. 90].

Другое предание, которое некоторые исследователи также связывают с будущим казахским ханом Хакк-Назаром, записал в середине XVIII века П.И. Рычков со слов башкирского старшины К. Мулакаева. В этом предании говорится, что ногайский правитель мирза Алтакар был убит Акиазар-султаном, «который был от поколения тутошних старинных ханов». «Сей, Акиазар, – сообщается в предании, – учинившись ханом в великое усилование пришел, и владел не только одними теми нагайцами и Башкирией; но сверх того Казанское, Сибирское и Астраханское царства, Бухарию, Хиву, Ташкент и другие многие города под власть свою покорил, и дань с них собирал. Имевшуюся у себя родную сестру отдал он в замужество за одного знатного мурзу своего именем Шейх Мамая …» [10, с. 69].

Степень достоверности сведений данного предания исследователи оценили по-разному. Так, например, по мнению А.Н. Усманова, «здесь хроника путает Акназара с другим крупным политическим деятелем, Хак-Назаром, ханом соседних с башкирами казахов, который, действительно, угрожал среднеазиатским ханствам. Эти ханы, однако, жили в разные времена. Если Акназар жил в первой половине XVI в., то Хак-Назар – во второй половине того же столетия» [11, с. 48].

Сопоставив материалы фольклора и письменных источников, совершенно к противоположному выводу пришел В.В. Трепавлов, который уверенно отождествил Акиазар-султана с Хакк-Назаром, сыном Касыма. По мнению этого исследователя, Хакк-Назар в молодости жил у ногайского мирзы Шейх-Мамая, который был женат на его дочери. Спустя некоторое время Шейх Мамай направил Хакк-Назара в Ногайскую Башкирию в качестве наместника-правителя, где он пробыл до 1538 г., когда «Саид-Ахмед и Шейх-Мамай, разгромившие Казахское ханство, переместили его из Башкирии и поставили ханом над казахами» [12, с. 21].

Насколько приемлема подобная трактовка доханского периода биографии Хакк-Назара? Приведенные же В. В. Трепавловым аргументы на поверку оказались ошибочны.

Во-первых, исследователь ссылается на мнение башкирского историка Р.Г. Кузеева, у которого, как он считает, «однозначно утверждается, что в данном случае речь в предании идет как раз о Хакк-Назаре» [13, с. 20]. Но фигурирующего в башкирском предании Акиазара Р.Г. Кузеев называет ханом Акнадаром и видит в нем ногайского владетеля господствовавшего над башкирами и не более. Из текста исследования башкирского ученого нельзя заключить, что он однозначно отождествил его с казахским ханом Хакк-Назаром [14, с. 103-104]. В нем говорится только о русских посольствах к казахскому хану Хакк-Назару в 1534 г.[1] и 1568 г. [15, с. 129].

Во-вторых, не точно и указание В.В. Трепавлова на то, что Шейх-Мамай был женат на дочери Акназара. В башкирском предании однозначно говорится, что он был женат на сестре Акназара [16, с. 69]. Тем самым Ак-Назар был не тестем ногайского мирзы, как полагал исследователь, а его шурином, т.е. братом жены.

В-третьих, В.В. Трепавлов, комментируя текст («Шурина своего Хан Булат солтана царем чиню») из грамоты ногайского Сейд-Ахмета к русскому царю Ивану Васильевичу, писал: «Царевич с именем Хан-Булат не известен по другим источникам; но возможно предположить, что в тюркском оригинале грамоты значился именно Хакк-Назар, чье имя – экзотичное для московских переводчиков – имело довольно близкое арабское написание с «Хан Булат» [17, с. 20]. Тем самым, исследователь попытался развить и обосновать утверждение Б.А. Кочекаева о том, что в 1536 г. Юсуф-мирза поставил Хан-Булата казахским правителем [18, с. 55]. Приведем более подробно текст грамоты Сейд-Ахмета, где говорится о Хан Булат-султане: «От Сейт Ахмата князя Ивану князю ведомо было. Шурина своего Хан Булат салтана царем его чиню, и ты как нашего посла смотриш, так бы еси на его посла смотрил. Так же и самого…» [19, с. 38]. Как видим, в тексте ничто конкретно не указывает на то, что здесь речь идет именно о будущем казахском хане Хакк-Назаре.

Также не совсем точно указание на схожесть написания этих имен в арабской графике. Написание имени Хан Булата заметно отличается от встречающегося в восточных сочинениях написания имени Хакк-Назара – ср.:  Хан Булат (ﺕﻻﻮﺑ ﻥﺎﺧ) и Хакк-Назар (ﺮﻆﻧ ﻖﺣ) [20, с. 212, 271 (л. 158 а); 21, с. 183].

В своих более ранних работах В.В. Трепавлов также подчеркивал, что Хан Булат назван шурином, т.е. братом жены Сейд-Ахмада. «Старшая жена Саид-Ахмеда, – писал исследователь, – действительно обозначается в документах Посольского приказа как «Шийдякова царица большая» – следовательно, принадлежащая к ханскому роду, что в принципе дает право усматривать ее родство с Хакк-Назаром» [22, с. 20].

Допустима ли подобная догадка? Действительно, жена Сейд-Ахмета значится в архивных документах как «Шийдякова царица большая» и Хан Булат вполне мог быть ее братом, однако в предании говорится только о родственных связях Акиазара с Шейх-Мамаем и там нет никаких данных о таких же отношениях Акиазара с Сейд-Ахмадом. Если упоминаемый в архивном документе Хан Булат и Хакк-Назар один и тот же человек, что маловероятно, тогда именно Сейд-Ахмад, а не Шейх-Мамай, как указывается в предании, был женат на сестре Хакк-Назара. В этом случае мы должны признать, что при передаче содержания этого предания рассказчиком (К. Мулакаевым) была допущена ошибка, что также маловероятно. Но, по-видимому, В.В. Трепавлов и сам осознал свою неточность, так как в своей новой работе пишет, что на дочери Касым-хана был женат все-таки Шейх-Мамай и высказывает вполне приемлемое предположение, что ею могла быть упоминаемая в письменных источниках старшая жена Шейх-Мамая, Булдур-ханым [23, с. 199].

Учитывая изложенное необходимо отметить, что отождествление Акиазара из легенды приведенной П.И. Рычковым имеет право на существование, однако попытка его (отождествления) дальнейшей аргументации, получившей в работе В.В. Трепавлова, не может быть принята.

По-видимому, в основе преданий о Хакк-Назаре действительно лежат исторические события. Такая яркая личность как Хакк-Назар-хан не могла не оставить след в народной памяти. На это указывает не только созвучность имени главных персонажей обеих преданий с именем Хакк-Назара, фигурирующего в русских документах более позднего времени как Ак-Назар, но и известные исторические факты.

Сведение об образовании в период правления Акниаза трех отдельных казахских орд (жуз) в предании записанным А. И. Левшином, может указывать на то, что в нем речь идет действительно о казахском хане Хакк-Назаре.

 

В исторической литературе было высказано предположение о последовательной смене во второй половине XVI века «одной формы организации казахского общества другой, а именно улусной системы жузами» [24, с. 84-85]. По-видимому, эта акция связана с политической деятельностью самого могущественного казахского правителя этого периода Хакк-Назар-хана. По мнению А.И. Исина, «казахские исторические предания свидетельствуют, что с приходом многочисленных алшын возникла необходимость в племенной реорганизации и при Хакк-Назар-хане окончательно оформилось деление казахов на три жуза с перераспределением кочевий» [25, с.26]. Исследователь также обращает внимание на то, что термин «Большая Казахская Орда» упоминается в русских источниках еще в 1585 г., т. е. спустя всего четыре-пять лет после того, как сошел с исторической арены Хакк-Назар. [26, с. 7]. Существование «Большой Казахской Орды» предполагает и наличие «Малой Казахской Орды».

Новые данные источников свидетельствуют, что уже в 60-70 годы XVI века наличие трех жузового деления казахов воспринималось их соседями как давно устоявшиеся явление. Автор сочинения «Маджма ал-гараиб» (первая редакция сочинения относится к 1566-67 годам, вторая редакция 1576-77 годам) Султан-Мухаммад ибн Дарвиш-Мухаммад ал-Муфти ал-Балхи писал: «А обычай казахов таков: обитающих на верховьях, называют Большим жузом, живущих ниже – Средним жузом, и живущих на низовьях Младшим жузом. Так называются данные племена и роды, а другие племена и роды, обитающие там, от них не выделяются» [27, с. 224-225]. Тем самым источники показывают, что разделение казахов на три жуза приходится на период правления Хакк-Назара.

В башкирском предании фигурирует ногайский правитель Алтакар. Многие исследователи видят в нем известного по источникам Алшагыр-мирзу, одного из сыновей ногайского мирзы Мусы. Из этого можно предположить, что в предании отразились события действительно имевшее место в первой четверти XVI в. Если это так, то, сопоставив их с данными письменных источников, можно предложить следующую схему доханского периода Хакк-Назара.

Выше говорилось, что в 1519-1520 гг. ногаи были вытеснены с междуречья Волги и Яика и некоторые из ногайских улусов вошли в состав Казахского ханства [28, с. 17; 29, с. 668-669, 671-672, 675]. Надо полагать, что среди попавших под власть казахского хана Касыма ногайских улусов был и улус Алшагыра, в который, возможно, входили некоторые башкирские роды, кочевавшие в районе Яика. Казахский хан вполне мог назначить своего сына Хакк-Назара правителем этого улуса. Имя Алшагыра исчезает со страниц письменных источников именно в эти годы, что могло быть связано, как указывает башкирское предание, с его смертью в борьбе с казахами. Косвенное подтверждение этому находится в материалах казахского фольклора. Так, согласно казахскому героическому эпосу «Кобланды-батыр», Алшагыр был убит казахским батыром Кобланды на берегах Яика [30, с. 343]. Некоторые соображения о том, что в эпосе «Кобланды-батыр» могли отразиться события первой половины XVI века излагались выше. Возможно, в башкирском предании произошла замена Кобланды-батыра, действительного убийцу Алшагыра, на малолетнего Хакк-Назара. Так, например, В.В. Трепавлов считает, что «хотя в 1519 г. Хакк-Назар был еще ребенком, возможность причастности его соплеменников и родственников к гибели знаменитого ногайского предводителя вполне допустима» [31, с. 160].

Когда же после смерти Касыма среди казахской знати началась борьба за трон, совсем юный Хакк-Назар, видимо, не смог удержать власть в своем улусе. А после того, как к власти в Казахском ханстве пришли потомки Адик-султана, даже признал сюзеренитет ногайских мирз, скорее всего Шейх Мамая, надеясь на их поддержку в своем притязании на верховный казахский трон. Однако Хакк-Назару не удалось утвердить свою власть во всем Казахском ханстве, поэтому он вынужден был сохранять зависимость подвластного ему улуса от правителей Ногайской Орды. Такое положение, вероятно, сохранялось до середины XVI века, когда Хакк-Назар стал фигурировать в источниках как казахский правитель.

В письменных источниках, по мнению М.Х. Абусеитовой, самое раннее известие о Хакк-Назаре относится к 1549 г. Со ссылкой на сведения «Ахсан ат-таварих» Хасан-бека Румлу, исследователь пишет: «Хакк-Назар (оглан) в 955 г. х. = 1548/1549 г. н. э., переправившись за Амударью, имел сражение с Казаком под Пул-и Хатун, сражение закончилось поражением Хакк-Назара». Хотя исследователь считает, что это известие о Хасан-бека Румлу о Хакк-Назаре «является оригинальным, т. к. не упомянуто ни в одном из известных нам сочинении» [32, с. 49; 33, с. 90-91], Т.И. Султанов указывает на то, что «подробный рассказ о сражении Хакк-Назар-оглана с сыновьями Мухаммад-хана, Казак-султаном и Увайс-султаном «в окрестностях Пул-и хатун» содержится и в «Бахр ал-асрар» Махмуда ибн Вали» [34, с. 63].

Попытку связать устные предания и сведения исторических сочинений о Хакк-Назаре предпринял А.И. Исин. Он предположил, что сражение Хакк-Назар-оглана под Пул-и Хатун связано с установлением в 1548 г. родственных отношений между ногайским мирзой Исмаилом и правителем Мерва Дин-Мухаммад-ханом, а также с попытками Османской империи оказывать давление на Сефевидское государство с севера. «Ведь, – пишет исследователь, – молодой казахский султан, по преданию, жил у одного из ногайских мурз и мог быть послан с отрядом на помощь Дин-Мухаммед-хану» [35, с. 21; 36, с. 32].

Таким образом, вполне очевидно, что вышеупомянутые исследователи вполне определенно связывают сражение под Пул-и Хатун с именем будущего старшего казахского хана Хакк-Назара.

Однако отождествление упоминаемого в источниках Хакк-Назар-оглана с сыном казахского хана Касыма Хакк-Назаром вызывает сомнение, так как нет на это никаких прямых указаний. Ни Махмуд ибн Эмир Вали, ни Хасан-бек Румлу не говорят, что Хакк-Назар-оглан был казахским султаном. Напротив, Хасан-бек Румлу в своем сочинении пишет, что Хакк-Назар-оглан возглавлял в этом сражении группу из узбеков (джам’и аз узбекон) [37, с. 338; 38, с. 153]. В связи с этим указанием Хасан-бека Румлу, М. Х. Абусеитова поясняет: «…в источниках этой поры термины «узбек» и «казак» еще не получили этнического значения и часто смешивались, то при определении политической принадлежности кочевников мы должны исходить из контекста источника. В данном случае из контекста можно было бы заключить, что речь идет о каких-то казахских племенных группах» [39, с. 49; 40, с. 90-91].

Однако из контекста сочинения у нас не возникло никаких оснований считать, что здесь говорится именно о казахах, так как ничто в тексте конкретно не указывает на них.

Также нельзя оставлять без внимания и то, что уже после ухода в конце XV – начале XVI века на территорию Средней Азии части узбекских племен Восточного Дашт-и Кыпчака под Шибанидов «просторы Восточного Дешт-и Кипчака перестала быть местом исторического перепутья терминов узбек и казак. Слово узбек стало обозначением группы племен, передвинувшихся вместе с Шибанидами на территорию Средней Азии. За оставшимися кочевать в степях Восточного Дешт-и Кипчака и Семиречья тюркоязычными племенами, объединенными под властью членов другой ветви Чингизидов, окончательно закрепилось название казаки, за страной название Казакстан» [41, с. 257]. Политическое разграничение значений этих терминов в начале XVI века фиксируют исторические сочинения, написанные в XVI-XVII вв.

В сочинениях шибанидского круга начала XVI в., подданных потомков Керея (Гирея) и Жаныбека называют в большинстве случаев казахами. Намного реже к ним применяется двойной термин «узбеки-казахи». Так, например, Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани в отношении подданных Бурундук-хана почти все время употребляет термин «казах» и только дважды у него применяется двойной термин «узбеки-казахи» [42].

А пришедших из Восточного Дашт-и Кыпчака в Мавараннахр племена авторы этих сочинений называют просто «узбеки» либо «узбеки-шайбаниды», «узбеки Шайбана» [43; с. 151].

Говоря, что «в источниках этой поры (т. е. середины XVI в. – Н. А.) термины «узбек» и «казак» еще не получили этнического значения и часто смешивались», М. Х. Абусеитова, на наш взгляд, недосточно учитывает то, что процесс этнического разграничения этих терминов происходил довольно интенсивно еще на рубеже XV-XVI веков. Еще П. П. Иванов отмечал, что утверждение одного из узбекских историков начала XVI века о том, что «казахи часть узбеков» сохраняло силу до определенного времени [44, с. 40]. И если в первое десятилетие XVI века он еще не завершился, то этого нельзя сказать о конце 40-х гг. К этому времени этническое разграничение этих терминов стало очевидным. В русских архивных документах и шибанидских сочинениях 30-50-х гг. XVI в. уже не встречается употребления термина «узбеки» или «узбеки-казахи» в отношении населения Казахского ханства.

Хотя эти термины фигурируют в сочинениях Мирзы Хайдара и Махмуда ибн Эмира Вали, употребление их ими нельзя рассматривать как отражение существующего положения в момент написания. Мирза Хайдар, единственный историк, который, рассказывая о начальном периоде истории Казахского ханства, применяет двойной термин «узбеки-казахи» чаще, чем для периода написания книги. И можно заметить, что в «Тарих-и Рашиди» уже при описании событий периода правлений Бурундука и Касыма термин «казахи» вытесняет термин «узбеки-казахи». Этот факт отмечают и М. К. Козыбаев и К. А. Пищулина [45, с. 13]. А Махмуд ибн Эмир Вали, который многое заимствует у Мирзы Хайдара, просто повторяет сказанное в «Тарих-и Рашиди».

Сведения Махмуда ибн Эмира Вали о сражении 955 г. х. под Пул-и Хатун приводит подробно в своем исследовании о Балхском государстве Б. А. Ахмедов. Согласно Махмуду ибн Эмиру Вали, в конце 955 г. х. / декабрь 1548 г. в окрестностях Бохарза, который относился тогда к Сефевидскому (Кызылбашскому) государству, появились со своими наездниками Хаккназар-оглан и Байрам-оглан. Против них выступили сефевидские войска под руководством Казак-султана и Увейс-султана, сыновей правителя Мерва Мухаммад-хана Бек-Оглы. Сражение двух войск произошло у Пул-и Хатун в Серахсе. Вопреки сообщению Хасан-бека Румлу, Махмуд ибн Эмир Вали говорит, что полную победу в сражении одержали войска Хаккназар-оглана и Байрам-оглана [46, с. 195]. Эти историки принадлежали к противоборствующим лагерям, поэтому понятна разная оценка результата сражения.

Б. А. Ахмедов указывает, что Байрам-оглан был балхским наместником в Гарчистане, а Хаккназар-оглан являлся правителем Чечекту [47, с. 195]. По сообщению Махмуда ибн Эмира Вали, Чечекту был одним из подвластных Балхскому ханству округов и связывал Балх с Гератом. «Население его, – пишет он, – большею частью кочевники и аймаки». Из кочевых племен, становища которых находились в пределах Чечекту, Махмуд ибн Эмир Вали называет: мекритов, хушбаев, джемшидов и кыпчаков [48, с. 37]. Основываясь на записках Бабура и расчетах В. В. Бартольда, Б.А. Ахмедов располагает средневековый Чечекту около современного города Гармака (на территории Афганистана) [49, с. 42-43].

Не естественно ли допустить, что когда Хасан-бек Румлу писал об узбеках Хакк-Назар-оглана и Байрам-оглана, он имел в виду действительно подвластные им узбекские племена. Племена мекритов (в форме меркит) и кыпчаков называются в перечне 92 узбекских племен [50, с. 48-49; 51, с. 210-214; 52, с. 130-131]. Как выше указывалось, в сочинении Махмуда ибн Эмира Вали говорится, что в пределах Чечекту находились становища и этих племен.

Необходимо отметить и следующее. В Балхском ханстве утвердилась власть потомков Шибанида Жаныбек-султана. С 1546 г. по 1567 г. верховным правителем этого государства был его старший сын Пирмухаммад-хан. Период его правления считается годами наибольшего усиления этого государства [53, с. 82]. Принимая во внимание эти факты, представляется сомнительным то, что в 1548-1549 гг. казахский султан Хакк-Назар мог стать правителем Чечекту, который находился на юго-западной части Балхского ханства.

Если соответствует действительности сведения казахского фольклора о том, что будущий верховный казахский правитель Хакк-Назар свои молодые годы провел у одного из ногайских мирз, то предположение о том, что он мог в 40-х гг. XVI века оказаться на территории современного Афганистана, так далеко от Восточного Дашт-и Кыпчака, маловероятно.

Также сомнительно, что автор «Ахсан ат-таварих» Хасан-бек Румлу мог спутать узбеков и казахов. Он располагал сведениями о существовании особой от узбеков общности казахов. На это, например, указывает тот факт, что он писал о Касым-хане, «владением которого был Дашт-и Кыпчак и род (ахшам) казах» [54, с. 183; 55, с. 90]. Также в его сочинении говорится об участии казахов в сражении Убайдаллах-хана с Тахмасп-шахом в 1528 г. [56, с. 101].

Кроме этого, как уже говорилось, Ш. Ф. Фарзалиев установил, что Хасан-бек Румлу в своем труде использовал сочинение «Тарих-и джеханара» Ахмада Гаффари Казвини [57, с. 15]. Это также подтверждает наше мнение о том, что он знал о существовании казахов. Ведь в «Тарих-и джеханара» имеются сведения о казахских ханах, в том числе и о Хакк-Назаре [58, с. 212, 271 (л. 158 а)].

Исходя из этого, считаем неприемлемым отождествление Хакк-Назар-оглана с Хакк-Назаром, сыном Касыма. На наш взгляд, Хакк-Назар-оглан, который сражался под Пул-и Хатун в 1548 г., по всей вероятности, был тем самым Хакк-Назар-огланом, который был убит в 50-х гг. XVI века по приказу правителя Бухары Бурхан-султана, внука Убайдаллах-хана. Сведения «Мусахир ал-билад», об убийстве Бурхан-султаном ряда видных узбекских царевичей и эмиров, среди которых фигурирует Хакназар-оглан, приводит Б. А. Ахмедов [59, с. 60].

По мнению В. В. Трепавлова, первые сведения о Хакк-Назаре как о правителе казахов попали на страницы дипломатической переписки в 1552 г. [60, с. 20]. При этом он ссылается на текст грамоты ногайского мирзы Исмаила, в котором он говорит, что выдал дочь за «Бараков царев род», «за Барака царя». «Имелся в виду, конечно, правнук хана Барака Хакк-Назар, правитель Казахского ханства – «Баракова царева юрта» – пишет исследователь [61, с. 34]. Такое мнение вполне допустимо, хотя вряд ли следует утверждать категорически. Приведем отрывок грамоты Исмаил-мирзы о выдаче дочери замуж: «Другу моему Белому царю ведомо буди, что еси дочерь нашу царицу дал за Бараков царев род, ино наша земля жадная, здесь не добудем того» – писал ногайский мирза Ивану Васильевичу [62, с. 40]. Возможно, что под указанием «ино наша земля жадная, здесь не добудем того» ногайский мирза имел в виду отсутствие у них предметов земледельческого производства. Как известно, хозяйство Ногайской Орды было основано на кочевом скотоводстве, которое в силу своей не самодостаточности требовало постоянного торгового обмена с носителями оседло-земледельческого типа хозяйства. И поэтому у кочевников всегда существовала потребность в сбыте продуктов скотоводческого хозяйства и получении необходимых предметов, товаров земледельческого и ремесленного производства [63, с. 108]. В этом отношении характерен ответ того же Исмаила своему брату Юсуфу, предлагавшему совершить поход на земли Московского государства: «Твои дей люди ходят торговати в Бухару, а мои люди ходят к Москве. И только мне завоеватца, и мне самому ходити нагу, а которые люди и учнут мерети, и тем и саванов небудет» [64, с. 103]. Хозяйство казахов и ногай было идентичным, поэтому вряд ли в вышеприведенном отрывке говориться о казахских правителях.

В грамоте речь могла идти и о потомках узбекского хана Шибанида Науруз-Ахмада, известного также как Барак-хан. Считается, что после смерти Абдуллатиф-хана в 1551 г. именно он стал фактическим правителем шибанидских владений в Средней Азии [65, с. 519; 66, с. 50].

Также на то, что в грамоте к московскому государю Исмаил-мирза мог говорить о Шибаниде Барак-хане косвенно указывает текст другой грамоты, которая относится к более раннему времени, к октябрю 1549 г. В ней Юсуф сообщал: «Две дочери свои дал есми за мужи за Баракова царева брата да за сына». По мнению А. И. Исина, в этой грамоте говорится определенно о Шибаниде Барак-хане [67, с. 18].

Летом 1551 г. русский посол в Ногайской Орде П. Тургенев в своей грамоте в Москву, сообщая о приезде к ногаям турецкого посла Чауша, приводил текст послания турецкого султана. Турецкий султан, пытаясь создать против Московского государства коалицию мусульманских государств и оказать поддержку Казани, писал ногайскому мирзе Исмаилу: «А Казань дей как ныне воюет. А ведь дей наша ж вера бусурманская. И мы дей смолились все бусурмане, и станем от нево боронитца за один. Ведь дей ведаете, что ныне на Крыме мой посажен царь, как ему велю, так делает. Из Астрахани присылали жо ко мне Царя просит. И яз часа того посылаю Царя на Астрахан… Да и козаки ко мне присылали же Царя просит. И яз ись Крыма однолично Царя посылаю» [19, с. 266-267]. Несколько иначе последний отрывок документа передан российским историком XIX в. Г. Перетятковичем. У исследователя он выглядит так: «… Киргиз-кайсаки также просят у меня царя, и я намерен им послать его из Крыму» [68, с. 96-97]. Несмотря на вольность передачи сведений (создается ложное представление, что термин «киргиз-кайсак» существовал уже в середине XVI в.), очевидно, он был совершенно прав, когда под упоминаемыми в документе «козаками» видел казахов. В русских архивных документах этого периода казахи часто фигурируют как казаки. То, что здесь речь идет не о русских казаках видно из слов турецкого султана: «И мы дей смолились все бусурмане…».

Из сведений «Тарих-и Кашгар» следует, что Хакк-Назар был провозглашен ханом еще до смерти Науруз-Ахмад-хана [69, с. 413]. Как уже говорилось, он умер 23 сентября 1556 г.

Исходя из этого, а также из текста грамоты П. Тургенева, время прихода Хакк-Назара к власти в Казахском ханстве, предпочтительно датировать периодом с 1551 г. по 1556 г.

С приходом к верховной власти Хакк-Назар-хана исследователи связывают новый политический и экономический подъем государства.

Итак, путь Хакк-Назар-хана не вершину власти был долгим и тернистым. После смерти своего отца Касым-хана, он был вынужден признать власть ногайских правителей и долгое время сохранять такое вассальное положение. Однако он не терял надежды вернуть независимость казахским племенам и когда же ситуация стала благоприятствовать этому, повел борьбу и добился в  ней победы. Приход Хакк-Назара к власти в первой половине 50-х гг. XVI века положил начало еще одному этапу взлета казахского государства.

Использованная литература 

1. Исин А. И. Взаимоотношения между Казахским ханством и Ногайской Ордой в XVI в. Автореф. дисс. канд. Алма-Ата, 1988

2. Кадыргали-бек Косумулы. Сборник летописей. Библиотека восточных историков, издаваемая И. Н. Березиным. Т. II, Ч. 1, Казань, 1854

3. Сыздықова Р., Қойгелдиев М. Қыдырғали би Қосымұлы және оның жылнамалар жинағы. Алматы, 1991

4, Левшин А. И. Описание киргиз-казачьих, или киргиз-кайсацких, орд и степей. Алматы, 1996

5. Вельяминов-Зернов В. В. Исследование о Касимовских царях и царевичах. Ч. 2. СПб., 1864

6. Вяткин М. П. Очерки по истории Казахской ССР. Том первый. С древ­нейших времен до 1870 г. Москва, 1941

7. Миллер А. Международное положение Казахстана во второй половине XVI века // Исторический журнал. Книга 8. Москва, 1942

8. Абусеитова М. Х. Казахское ханство во второй половине XVI в. Алма-Ата, 1985

9. Абусеитова М. Х. Казахстан и Центральная Азия в XV-XVII вв.: история, политика, дипломатия. Алматы, 1998

10. Рычков П. И. История Оренбургская (1730-1750). Оренбург, 1896

11. Усманов А. Н. Присоединение Башкирии к Русскому государству. Уфа, 1960

12. Трепавлов В. В. Ногаи в Башкирии XV-XVII вв. // Материалы и исследования по истории и этнологии Башкорстана. Уфа, 1997. №2

13. Там же.

14. Кузеев Р. Г. Народы Среднего Поволжья и Южного Урала: этногенетический взгляд на историю. Москва, 1992

15. Там же.

16 Рычков П. И. История Оренбургская (1730-1750). Оренбург, 1896

17 Трепавлов В. В. Ногаи в Башкирии XV-XVII вв. // Материалы и исследования по истории и этнологии Башкорстана. Уфа, 1997. №2

18. Кочекаев А.-А. Б. Ногайско-русские отношения в XV-XVIII вв. Алма-Ата, 1988

19. Продолжение древней российской вивлиофики. Ч. VIII. – СПб., 1793. – 336 с.

20. Кази Ахмад ибн Мухаммед Гаффари Казвини. Нусах-и джеханара // Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды. Т. II. Извлечения из персидских сочинений собранные В. Г. Тизенгаузеном и обработанные А. А. Ромаскевичем и С. Л. Волиным. Москва-Ленинград, 1941, С. 210-212 (перевод), 269-271 (персидский текст)

21. A chronicle of the Early Safawis Being the Ahsanu’t-tawarikh of Hasan-i Rumlu / Edited by C. N. Seddon, M. A., j. c. s. (Retired). Baroda: Oriental Institute. 1931. Vol. I (Persian Text)

22. Трепавлов В. В. Ногаи в Башкирии XV-XVII вв. // Материалы и исследования по истории и этнологии Башкорстана. Уфа, 1997. №2

23. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. Москва, 2002

24. Султанов Т. И. Кочевые племена Приаралья в XV-XVII вв. (вопросы этнической и социальной истории). Москва, 1982

25. Исин А.И. Казахское ханство и Ногайская Орда во второй половине XV-XVI в. – Алматы, 2004, – 160 с.

26. Исин А. И. Взаимоотношения между Казахским ханством и Ногайской Ордой в XVI в. Автореф. дисс. канд. Алма-Ата, 1988

27. Материалы по истории Казахстана и Центральной Азии. Астана, 2009

28. Исин А. И. Взаимоотношения между Казахским ханством и Ногайской Ордой в XVI в. Автореф. дисс. канд. Алма-Ата, 1988

29. Памятники дипломатических сношений Московского государства с Крымом, нагаями и Турцией. Т. II. 1508-1521 гг. // Сб. РИО. СПб., 1895. Т. 95

30. Кобланды-батыр. Казахский героический эпос. Составители тома, авторы исследования и комментариев: Н. В. Кидайш-Покровская и О. А. Нурмагамбетова. Перевод Н. В. Кидайш-Покровской и О. А. Нурмагамбетовой. Москва, 1975

31. Трепавлов В. В. История Ногайской Орды. Москва, 2002

32. Абусеитова М. Х. Казахское ханство во второй половине XVI в. Алма-Ата, 1985

33. Абусеитова М. Х. Казахстан и Центральная Азия в XV-XVII вв.: история, политика, дипломатия. Алматы, 1998

34. Султанов Т. И. Правители первого казахского государства (1470-1718). Астана, 1993

35. Исин А. И. Взаимоотношения между Казахским ханством и Ногайской Ордой в XVI в. Автореф. дисс. канд. Алма-Ата, 1988

36. Исин А. Қазақ хандығы мен Осман патшалығы саяси байланыстарының басы // Абай. 1999. №4

37. A chronicle of the Early Safawis Being the Ahsanu’t-tawarikh of Hasan-i Rumlu / Edited by C. N. Seddon, M. A., j. c. s. (Retired). Baroda: Oriental Institute. 1931. Vol. I (Persian Text)

38. A chronicle of the Early Safawis Being the Ahsanu’t-tawarikh of Hasan-i Rumlu / Translated by C. N. Seddon, M. A., j. c. s. (Retired). – Baroda: Oriental Institute. 1934. Vol. II (English Translation)

39. Абусеитова М. Х. Казахское ханство во второй половине XVI в. Алма-Ата, 1985

40. Абусеитова М. Х. Казахстан и Центральная Азия в XV-XVII вв.: история, политика, дипломатия. Алматы, 1998

41. Кляшторный С. Г., Султанов Т. И. Казахстан. Летопись трех тысяче­летий. Алматы, 1992

42. Фазлаллах ибн Рузбихан Исфахани. Михман-наме-йи Бухара (Записки Бухарского гостя). Перевод, предисловие и примечания Р. П. Джалило­вой. Под редакцией А. К. Арендса. Москва, 1976

43. Таварих-и гузида-йи нусрат-наме // Материалы по истории Казахских ханств. XV-XVIII вв. (извлечения из персидских и тюркских сочинений). Составители: С. К. Ибрагимов, Н. Н. Мингулов, К. А. Пищулина, В. П. Юдин. Алма-Ата, 1969

44. Иванов П. П. Очерки по истории Средней Азии (XVI – середина XIX вв.). Москва, 1958

45. Козыбаев М. К., Пищулина К. А. Мирза Мухаммед Хайдар о казахах и казахской государственности // Мухаммед Хайдар. Та’рих-и Рашиди (Рашидова история). Введение, пер. с перс. яз. А. Урунбаева, Р. П. Джа­лиловой, Л. М. Епифановой. 2‑е изд. доп. Алматы, 1999

46. Ахмедов Б. А. История Балха (XVI – первая половина XVIII в.). Ташкент, 1982

47. Там же.

48. Махмуд ибн Вали. Море тайн относительно доблестей благородных (география) / Введение, перевод, примечания, указатели Б. А. Ахмедова. Ташкент, 1977.

49. Ахмедов Б. А. История Балха (XVI – первая половина XVIII в.). Ташкент, 1982

50. Султанов Т. И. Кочевые племена Приаралья в XV-XVII вв. (вопросы этнической и социальной истории). Москва, 1982

51. Сайф ад-дин Ахсикенди. Маджму ат-таварих // Материалы по истории киргизов и Киргизии. Вып. 1. Ответ. ред. и авт. введ. В. А. Ромодин. Москва, 1973

52. Ахмедов Б. А. Историко-географическая литература Средней Азии XVI-XVIII вв. (письменные памятники). Ташкент, 1985

53. Ахмедов Б. А. История Балха (XVI – первая половина XVIII в.). Ташкент, 1982

54. A chronicle of the Early Safawis Being the Ahsanu’t-tawarikh of Hasan-i Rumlu / Edited by C. N. Seddon, M. A., j. c. s. (Retired). Baroda: Oriental Institute. 1931. Vol. I (Persian Text)

55. A chronicle of the Early Safawis Being the Ahsanu’t-tawarikh of Hasan-i Rumlu / Translated by C. N. Seddon, M. A., j. c. s. (Retired). – Baroda: Oriental Institute. 1934. Vol. II (English Translation)

56. Эфендиев О. Азербайджанское государство Сефевидов. Баку, 1981

57. Фарзалиев Ш. Ф. Сочинение Хасан-бека «Ахсан ат-таварих» как источник по истории Азербайджана. Автореф. дисс. канд. Баку, 1974

58. Кази Ахмад ибн Мухаммед Гаффари Казвини. Нусах-и джеханара // Сборник материалов относящихся к истории Золотой Орды. Т. II. Извлечения из персидских сочинений собранные В. Г. Тизенгаузеном и обработанные А. А. Ромаскевичем и С. Л. Волиным. Москва-Ленинград, 1941, С. 210-212 (перевод), 269-271 (персидский текст)

59. Ахмедов Б. А. Историко-географическая литература Средней Азии XVI-XVIII вв. (письменные памятники). Ташкент, 1985

60. Трепавлов В. В. Ногаи в Башкирии XV-XVII вв. // Материалы и исследования по истории и этнологии Башкорстана. Уфа, 1997. №2

61. Там же.

62. Продолжение древней российской вивлиофики. Ч. IX. СПб., 1793

63. Хазанов А. М. Кочевники и внешний мир. Издание 3-е, дополненное. Алматы, 2000

64. Продолжение древней российской вивлиофики. Ч. IX. СПб., 1793

65. История Узбекской ССР. Т. I. Ташкент, 1967

66. История Узбекистана. Т. III. Ташкент, 1993

67. Исин А. И. Документы Российского государственного архива древних актов о казахах и Казахском ханстве //Абай. 2002. №1

68. Перетяткович Г. И. Поволжье в XV-XVI веках (Очерки из истории края и его колонизации). Москва, 1877. – 331 с.

69. Та’рих-и Кашгар // Материалы по истории Казахских ханств. XV-XVIII вв. (извлечения из персидских и тюркских сочинений). Составители: С. К. Ибрагимов, Н. Н. Мингулов, К. А. Пищулина, В. П. Юдин. Алма-Ата, 1969

 


[1] Сообщение о посольстве С. Мальцева к Хакк-Назару в 1534 г. не подтверждается сведениями источников

 

(работа  выполнена в рамках программ ГФ-0074, 0354/ГФ)

(Н.А. Атыгаев. ВНС Института истории и этнологии

им.Ч.Ч. Валиханова, к.и.н., доцент)