http://www.liter.kz/articles/view/25097

Есть разные позиции, но главное, чтобы они были подкреплены фактами

Жулдузбек Абылхожин

На расширенном заседании межведомственной рабочей группы по изучению национальной истории Казахстана при участии госсекретаря Марата Тажина участники подтвердили всю важность постановки и решения проблем, связанных с переосмыслением и преобразованием исторического знания. Современный мир, к которому относится и наша страна, характеризуется интенсивной информатизацией и виртуализацией важнейших сфер и крупных социальных объединений. 

И в этом плане историческая наука отстает от современных реалий. В то же время не все так плохо. К слову, у отечественной исторической науки есть будущее. Об этом и многом другом в интервью газете «Литер» рассказывает доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник института истории и этнологии им. Ч. Валиханова Жулдузбек Абылхожин.

– Самый непредсказуемый и драматичный период в истории Казахстана – это советское время, который больше всего переписывают. Какие спорные моменты в этом отрезке истории присутствуют?

– Дело в том, что история – это бесконечный спор. Приходит новое поколение, начинает переосмысливать, появляются новые материалы, новые источники, новое историческое знание, приходят специалисты с более широким мышлением. Другим языком, история – это наука, как многие представляют, на «полях» которой можно писать все что угодно. Но это не так. Говоря о советской истории, соглашусь, что это довольно сложный период. Все мы учились по советским учебникам, где была господствующая методология – марксизм-ленинизм. Сегодня существует методологический плюрализм, который многими расценивается как руководство к свободе слова.

На самом деле методологию можно сравнить с фонариком, позволяющим высвечивать во тьме фактов, явлений и процессов какую-то лоцию. Сегодня мы пересматриваем все это. Однако, пересматривая события и факты, мы не выворачиваем наизнанку историю. Но вместе с тем надо признать, что советская история преподавалась отчасти не так реалистично, какой она была на самом деле. Она была официальной и обыденной.

Представьте, когда после XX съезда партии, на котором Никита Сергеевич Хрущев осудил культ личности Сталина, но не сталинизм, вслед за этим пошли многочисленные литературные произведения, а не истории. Это дало определенный импульс, так в истории появились инакомыслящие. А во времена Брежнева это немного утихло. Взять любой период советской истории в сравнении тогда и сейчас – это две большие разницы.

Ко всему прочему сегодня мы имеем массу архивных материалов, свидетельств, которые раньше по тем или иным причинам не разглашались. Конечно, есть те, кто занимается вымыслом истории, но наряду с ними сегодняшние специалисты занимаются исследованиями, рассуждают о проблемах тех лет. Здесь у современных исследователей стоит задача объективно показать историю. Вполне возможно, что через 50 лет будут по-другому говорить, но сегодня мы уверены, что советская история переосмысливается и в ней имеется много мифов.

– Можно ли создать единую, универсальную историю Казахстана?

– Что такое история? Это история государства, общества. А общество состоит из миллионов людей. Поэтому сколько людей, столько и жизненных практик. Каждый воспринимает историю как историю своей семьи, жизни. К слову, на Западе давным-давно имеет место обыденная история, так называемая структура повседневности, которая подразумевает включения таких событий, как прием пищи и положение на стуле при этом.

В этой связи универсальной истории быть не может. Но когда мы говорим об истории государства, то к ней надо подходить с предельной осторожностью, тем более что наше общество полиэтничное. Представляете, если в России напишут про Куликовскую битву, игнорируя татар, в то время как те были частью России. Поэтому здесь необходимо быть предельно толерантными, а историк должен чувствовать свою социальную ответственность.

Так, если взять историю Косово, то там она была крайне сложной, уходит корнями в средневековье. Сербы писали, что это часть «Великой Сербии», албанцы в свою очередь писали о «Великой Албании». Они писали историю в тиши своих кабинетов, а потом началась война, на которой тысячами погибали люди. Поэтому историк всегда должен помнить, что написанное пером может быть озвучено кровавым топором. Понятно, что историк должен быть предельно ответственным. Это не значит, что мы должны манипулировать фактами прошлого в пользу той или иной группы. Но Казахстан – многонациональное общество, и мы живем в стабильности и дружбе, и историки не должны об этом забывать. Они должны чувствовать все настроения общества, потому что одной фразой можно серьезно навредить.

– В последнее время ведется пересмотр событий 1941–1945 годов. Какова роль казахстанцев во Второй мировой войне?

– Конечно, многое сегодня переоценивается, но некоторые аспекты не подлежат переосмыслению. Например, многие украинские и грузинские историки называют Великую Отечественную чужой войной, в том плане, что они воевали за интересы России, русских. На самом деле назвать чужой нельзя, поскольку она была нашей общей историей. Неспроста война 1941–1945 годов называется отечественной. Это действительно было наше общее отечество. Когда шли в атаку, все кричали: «За Родину, за Сталина». При этом я не думаю, что воин в последние секунды своей жизни думал о Сталине, он прежде всего думал о родине. А как известно, родина ассоциируется с тем двором, где родился и вырос, со школой, в которой учился, с родителями, семьей.

Если вспомнить, сколько было убитых на Украине, если предположить, что войска вермахта захватили Кавказ. Разве бы они посмотрели на арийское происхождение, нет. И все мы воевали за нашу общую Родину. Поэтому называть «чужой» эту  войну нельзя. У нас это прекрасно понимают, и никаких пересмотров попросту не может быть.

Конечно, были попытки назвать Казахстан как одного из участников Второй мировой войны. Но всем известно, что самый кровопролитный конфликт в истории человечества начался 1 сентября 1939 года, а СССР вступил в войну позже. С другой стороны, этот период достоин, чтобы им гордились, а не пересматривали. К слову, за годы войны 1 млн 200 тысяч ушли на фронт и половина из них не вернулись. То есть каждый второй погиб. Как такое можно назвать чужим? Я уже не говорю, сколько было сделано казахстанцами для фронта. И мы этим гордимся, писали и будем писать об этом в наших учебниках.

– Кроме проблем «советской истории» стоит выделить качество преподавания, учебников. Как обстоят дела сегодня?

– Если говорить о школьных пособиях, то они есть. Они созданы 4–5  лет тому назад. Над ними работали хорошие авторы, и в принципе они нормальные. Писали специалисты, при этом были хорошие методисты. Здесь необходимо понимать, что какой бы замечательный ученый ни стоял за написанным текстом, язык у него академический, научный. Может, он и пытается писать для школьной аудитории, но он ее не представляет. Максимум, на чем он основывается, так это на воспоминаниях из собственного детства и юношества.

В этом случае нужен грамотный методист, который будет адаптировать материал для школьников. Вместе с тем школьная аудитория постоянно меняется, каждый год. В этом отношении идеальная триада должна состоять из ученого, концептуалиста, который грамотно излагает научный материал, методиста, готовящего этот материал для школы. Казалось бы, 5, 6, 7, 8, 9 классы, но тем не менее это разные возрастные категории. Так или иначе, в Казахстане есть учебники истории и они довольно неплохие. В то же время они будут дорабатываться.

Если говорить о вузовских учебниках, то здесь дела обстоят немного хуже. Во-первых, серьезных учебников мало, а это проблема. Вторая проблема вытекает из первой. Дело в том, что студенты идут в книжный магазин, где полки ломятся от изобилия литературы. При этом все учебники ни больше ни меньше называются «История Казахстана». А пишут такую историю все кому не лень – физики, химики. Есть и профессиональные работы, но в угоду каким-то личным амбициям они стараются охватить всю историю от самых древних времен до сегодняшнего периода. Нередко эти авторы используют информацию из других книг, перерабатывая ее на свое, не всегда правильное усмотрение.

Недавнее расширенное совещание по вопросам национальной истории было вполне закономерным. Сейчас мы планируем выпустить две книги. Одна будет охватывать период с древности до распада СССР, а вторая – от 1991 года до сегодняшних дней. Замечу, что над этими книгами работает огромный коллектив авторов, и хочется верить, что эти труды не пройдут даром.

При этом учебники не будут эталонами. Возможно, что на их основе будет разрабатываться учебно-методическая литература, планы. А дальше могут писать какую-либо литературу, но чтобы не было разнобоя, потому что сегодня в одном вузе по одному учебнику занимаются, в другом по второму. Излишне при этом говорить про школу, где педагоги любят использовать газетные материалы, в то время когда у них есть стандарты и они должны придерживаться этих рамок. Но, к сожалению, это пока не получается. Мы попытаемся сделать не единый шаблон, а близкий к стандартам учебник.