Р.К.Нурмагамбетова Движение Алаш и Алаш-Орда. Историография проблемы. 1920-1990-е гг. ХХ века.

ВВЕДЕНИЕ

Развитие суверенной Республики Казахстан, складывающиеся новые мировоззренческие позиции в обществе требуют от отечественного обществоведения разработки новых концептуальных решений и подходов к оценке прошлого и настоящего, критического анализа и переосмысления научного наследия в области исторических знаний.

Деидеологизация исторического знания способствовала активизации исследовательского поиска по ряду актуальных проблем отечественной истории, в том числе ранее малоизученных или вообще закрытых. К подобным относилась, до недавнего времени, история Алаш и Алаш-Орды. В последние годы интенсивность научных изысканий по данной проблеме способствовала наработке целого ряда объективных теоретико-концептуальных версий, в результате которых освоен новейший научно-познавательный и методологический аппарат.

Все это позволило объективно определить роль и место движения Алаш в истории национально-освободительной борьбы казахского народа и восстановить историческую справедливость в оценке деятельности казахских автономистов в 1917-1920 гг. Однако утверждать, что история Алаш и Алаш-Орды разработана в полной мере пока еще рано. В советский период исследование данной проблемы было запрещено, а оценка, дававшаяся ей в обобщающих и специальных исследованиях, носила однобокий классовый характер. Лишь в середине 90-х годов появились специальные работы, объективно и комплексно рассматривающие историю Алаш и Алаш-Орды.

Современные труды по истории национально-освободительного движения казахского народа в ХХ веке, основанные на широкой источниковой базе, носят конкретно-исторический характер. Поэтому анализ историографии проблемы в этих работах, как правило, ограничивается общим обзором с указанием основных ее этапов, а предметом самостоятельного исследования историография алашского движения не стала. Однако потребность в этом вытекает из ее актуальности, научно-теоретической и практической значимости.

История движения Алаш корнями уходит в эпоху национально-освободительных восстаний и войн казахского народа за свою свободу и независимость. Восстания под предводительством Срыма Датова, Жанкожы Нурмухамедова, Исатая Тайманова и Махамбета Утемисова, национально-освободительное движение под руководством Кенесары Касымова и другие эпохальные для казахского народа события оставили неизгладимый след в сознании разных поколений людей. Однако поражение в этих восстаниях еще больше втягивало край в колониальную зависимость.

С укреплением колониального режима постепенно происходили изменения и в методах борьбы за национальную независимость, чему способствовало постепенное формирование интеллектуальной элиты, воспитанной на передовых идеях европейской демократической мысли и вобравшей опыт борьбы предыдущих поколений.

Таким образом, конец XIX – начало ХХ века совпали, с одной стороны, усилением революционного движения , охватившими Российскую империю вследствие кризиса ее социально-экономического положения, с другой – со вступлением молодой казахской интеллигенции на путь политической борьбы с имперским режимом на фоне все большего углубления противоречий между метрополией и колонией. Поэтому актуальность проблемы вытекает, прежде всего, из необходимости комплексного изучения истории движения Алаш, появившегося на политической арене в переломный для судеб казахского народа, как и всех народов, населявших тогда Российскую империю, период истории.

Немногочисленная демократическая казахская интеллигенция, вступившая в освободительную борьбу в русле западной демократии и пытавшаяся добиться социальной и национальной справедливости для своего народа цивилизованным путем, в 1917 г., впервые после утраты своей государственности, объявила о создании казахской автономии в составе будущей федеративной России.

Как отмечает в своей книге “В потоке истории” Президент Республики Казахстан Н.А.Назарбаев, “… деятельность казахских интеллигентов первой половины столетия, сопряженная со страшными личными трагедиями, современна не только по своему концептуальному уровню, что само по себе уникальное явление, но и по своему гражданскому и нравственному уровню. /1/ Однако поражение в революции и гражданской войне повернуло ход событий в другое русло. Тем не менее, казахская автономия, как результат движения Алаш, и практическая деятельность Алаш-Орды должны рассматриваться в качестве одного из основных этапов борьбы на путях за восстановление казахской государственности.

С точки зрения исследовательской традиции, проблема Алаш и Алаш-Орды – одна из наиболее активно разрабатываемых в настоящее время, что, безусловно, свидетельствует об ее оформлении в объект конкретно-исторического и историографического анализа. В то же время актуальность изучаемой тематики заключается не столько в признании и устранении ошибочных положений и теорий в алашской историографии, сколько в выработке новых методологических подходов в изучении явлений и процессов как прошлого, так и настоящего и будущего.

В советской историографии история Алаш и Алаш-Орды с конца 1920-х годов фактически выпала из истории национально-освободительного движения казахского народа в ХХ в. В соответствии с идеологией большевизма и, исходя из классового подхода, история движения Алаш и деятельности Алаш-Орды квалифицировалась как враждебная советскому строю. Следовательно, все участники движения назывались буржуазными националистами, чему официальные власти и, в первую очередь идеологи КПСС, придавали весьма важное значение.

Принадлежность к “буржуазным националистам” каралась со всей строгостью закона, о чем свидетельствуют судьбы участников движения, а также представителей интеллигенции, деятелей литературы и искусства, не имевших отношения к Алаш и Алаш-Орде, но причисленных в годы массовых политических репрессий к сторонникам или же пособникам “казахских буржуазных националистов и контрреволюционной Алаш-Орды”. Поэтому в советский период все работы, опубликованные по истории Октябрьской революции и гражданской войны, рассматривали деятельность Алаш-Орды лишь в одном русле. Однако в этих работах содержится фактический материал и надо констатировать, что авторы были вынуждены следовать в русле официальной идеологии.

В советский период из историографии в первую очередь выпали труды участников движения Алаш, прежде всего его лидеров. Между тем, анализ общественно-политического развития и перспектив национального и мусульманского движения в Казахстане начала века в свое время получили освещение в трудах А. Букейханова, А. Байтурсынова, М. Дулатова, М. Чокая и других.

Следует отметить, что в публикациях начала 1920-х годов отражены объективные тенденции в изучении истории Казахстана начала ХХ века. Основополагающим в работах А. Байтурсынова, А. Кенжина, Г. Сафарова, Т. Рыскулова и ряда других авторов выступает приоритет конкретно-исторического подхода в изучении национально-освободительного движения, дифференцированного подхода при выяснении объективной роли казахской интеллигенции до 1917 г. /2/ Однако такая концепция, отражавшая объективную суть явления, не могла долго просуществовать.

Несоответствие целей и задач Алаш-Орды с программными постулатами РКП(б) и пролетарского государства привело к тому, что в официальных партийных решениях история движения Алаш получила четкое определение как история враждебного революции и советскому государству течения. Решения партийных органов относительно национальных движений на окраинах бывшей Российской империи сразу же становились руководством к действию со стороны силовых и других государственных структур.

Несмотря на объявленную участникам движения Алаш и Алаш-Орды амнистию, вскоре все те, кто каким-то образом был причастен к их деятельности, стали подвергаться гонениям. Затеянная на страницах периодической печати дискуссия о характере движения Алаш, постепенно принимает форму откровенной травли их участников.

Следует отметить, что такая форма идеологической обработки массового сознания происходила в 1920-1930-е годы во всех национальных республиках СССР. Это делалось целенаправленно, чтобы вытравить из сознания людей идею национального освобождения и сохранить целостность прежней империи.

Таким образом, во второй половине 1920 – начале 1930-х годов наступает переломный этап в исторических исследованиях, связанный с усилением политического диктата правящего режима. “Борьба с буржуазно-националистической идеологией Алаш-Орды” стала определяющей установкой в изучении истории Алаш. Тогда же основополагающим стал тезис об “объективно-революционной роли” алашского движения до Февральской революции и о “контрреволюционном его перерождении после”. /3/ Именно в этом ключе освещалась история Алаш и Алаш-Орды в работах А.К. Бочагова, Е. Федорова, П. Галузо и других, а также в сборнике документов “Алаш-Орда”. /4/

В 1933 г. в КазНИИ марксизма-ленинизма была инспирирована дискуссия, которой предписывалось “выявление контрреволюционной сущности Алаш-Орды и окончательное разоблачение ее гнусной, подлой роли в истории казахского народа”. /5/ Определяющим в методологии изучения проблемы стало полное отрицание положения об “объективно-революционной роли Алаш в дореволюционный период”. Публикация в 1935 г. работы С. Брайнина и Ш. Шафиро “Очерки по истории Алаш-Орды” свидетельствовала о полном утверждении классового метода освещения истории национально-освободительного движения в крае.

Период 1940 – второй половины 1980-х гг. характеризуется четко выраженной приверженностью к прежним оценкам и выводам. Несмотря на расширение источниковой базы по истории национально-освободительной борьбы, общее положение в рассмотрении данной проблемы характеризовалось стагнацией научной мысли.

Коренной перелом в изучении истории Алаш происходит в конце 1980 – начале 1990-х годов. При этом следует обратить внимание на следующее: в этот период можно выделить два качественных среза, хронологически выпадающие на указанный этап. Первый срез (до 1991 г.) фиксирует концептуальные и теоретические установки, присущие традиционной марксистско-ленинской методологии. Несмотря на возрастание интереса, попытки выхода на новые объективные подходы в освещении истории Алаш в целом не меняли методологического качества историографии.

С 1991 г. начинается новый этап в изучении истории Алаш и Алаш-Орды. При этом становится очевидным осознание ненаучности господствовавших до сих пор методологических императивов, необходимость освоения нового теоретического аппарата и более совершенного концептуального инструментария. Публикации М.К. Козыбаева, К. Нурпеисова, Д. Аманжоловой, М. Койгелдиева, Т. Омарбекова, М. Кул-Мухаммеда, С. Озбекулы и других свидетельствуют о данной тенденции.

Таким образом, историография алашской проблемы имеет определенные научные наработки. В то же время изучаемая проблема до сих пор не стала предметом специального изучения. В опубликованных работах историография проблемы не рассматривалась. А в монографических исследованиях последних лет авторы ограничиваются лишь общим обзором прежних публикаций, поскольку их основной задачей явилось воссоздание самой истории движения Алаш и Алаш-Орды.

Источниковой базой настоящего исследования послужили труды историков, публикации политических и общественных деятелей Казахстана 20-30-х гг., периодические издания на казахском и русском языках. Особую группу источников составляют труды деятелей алашского движения – А. Байтурсынова, А. Букейханова, М. Дулатова, М. Чокая, Ж. Аймаутова, М. Жумабаева, К. Кеменгерова, Х. Досмухамедова, А. Кенжина и других. Ценность этой группы источников состоит в том, что в них содержатся сведения, достоверность которых подтверждается тем, что их авторами являлись непосредственные лидеры и участники движения Алаш. В них прослеживается эволюция взглядов руководителей и идеологов Алаш-Орды.

В то же время необходимо отметить важную особенность публикаций лидеров и участников движения Алаш, появившихся в печати в 1920-е годы. В них под давлением режима авторы не могли в полной мере отразить всю правду о движении Алаш и деятельности Алаш-Орды, поскольку так или иначе были вынуждены войти в противоречие с правящей идеологией.

В работе использована также современная историческая, обществоведческая литература, характеризующая достижения отечественной гуманитарной науки.

При освещении истории движения основными источниками послужили документы и материалы Алаш-Орды, органов советской власти и ВКП(б)-КПСС. Кроме того, в работе использованы материалы ЦГА РК (фонды 17, 81, 74, 693 и другие). В данном источниковом корпусе содержатся документы по созыву общеказахских съездов в июле и декабре 1917 г., материалы о лидерах движения Алаш и, в целом, национально-освободительной борьбе казахского народа, в том числе и в период революции и гражданской войны.

Некоторые материалы извлечены из архива бывшей Семипалатинской области. В работе также использованы воспоминания и труды непосредственных участников событий и очевидцев (З. Валиди, Т. Рыскулова, С. Сейфуллина, А. Айтиева и других).

Представленный историографический материал в данном исследовании охватывает период с 1917 г. по 1999 г. Научная литература по алашской проблеме последних лет, активизация публикаторской деятельности в данном направлении свидетельствуют о дальнейшем развитии исторической мысли, расширении и углублении научного поиска.

1. История Алаш и Алаш-Орды. Алашская проблема в казахстанской историографии 20-30-х годов
1. Движение Алаш и его роль в национально-освободительной борьбе казахского народа
2. Советская власть и судьбы участников движения Алаш. Начало освещения истории Алаш-Орды (первая половина 20-х годов)
3. Алашская проблема в историографии второй половины 20-30-х годов
2. Историография Алаш и Алаш-Орды в литературе 40-второй половины 80-х годов
1. Проблема Алаш в условиях “идеологического наступления” сталинизма (40-начало 50-х годов)
2. Освещение истории алашского движения в постсталинистский период (вторая половина 50-60-е годы)
3. Алашская проблема в исследованиях 70-второй половины 80-х годов
3. Историография движения Алаш на современном этапе (конец 80-х – 90-е годы)
1. Исследование алашской истории в конце 80-х начале 90-х годов
2. Современные концепции и перспективы изучения истории Алаш (90-е годы)

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ