С.Шодмонова Нарушение прав и свобод человека через призму истории: Семиреченская трагедия на страницах Туркестанской периодической печати

опубликовано – журнал “Отан тарихы”, 2007, №3

В освещении вопросов истории народов Центральной Азии и Казахстана конца XIX-начала ХХ веков одним из важных источников являются материалы периодической печати. Так как в условиях, когда не сохранились архивные документы национальных организаций того периода, материалы периодической печати играют незаменимую роль и показывает различные точки зрения на ту или иную проблему. В частности, документы заседаний Центрального Совета мусульман края постоянно публиковались на страницах газет. «Кенгаш», «Улує Туркистон», в них отражались многие проблемы и вопросы социально-политической, экономической и культурной жизни Туркестана, в том числе освещаются трагические события, происходившие в Семиреченской области.
В конце XIX – начале XX веков в результате переселенческой политики царского правительства, у коренного населения Семиреченской области отнимались лучшие земельные участки, которые затем передавались в распоряжение переселяемых из Европейской части России крестьян. Царское правительство проводило в отношении коренного населения открыто шовинистическую политику, осуществляло в отношении него репрессивную политику. Эта ситуация стала одной из причин возникновения в Семиречье в 1916 году (как и в других местах Туркестана) широкого национально-освободительного движения. Данное движение было безжалостно подавлено царским правительством. В результате – несправедливая колониальная политика в отношении местного населения еще более усилилась, увеличились случаи грабежа имущества и убийств представителей местного населения.
Еще до октября 1917 года возникли трагические ситуации, которые стали результатом проведения царским правительством великодержавной политики в отношении местного населения Туркестанского края. Это положение подробнейшим образом описывалось в Туркестанской прессе и в особенности – на страницах национальной печати.
К примеру, газета «Кенгаш» писала относительно правительственных чиновников, которые под предлогом сбора средств для государственной казны осуществляли грабеж имущества казахского и киргизского населения: в Локульской волости солдаты правительственных войск увели 600 лошадей; 20 марта один прапорщик увел 67 лошадей, 48 голов скота, а 30 марта было уведено еще 100 лошадей. Солдаты и офицеры находили различные причины для грабежа местного населения. К примеру, прапорщик Туркин не придумал ничего лучшего как под предлогом защиты местного населения от нападения российских крестьян увести у него же 100 лошадей (1).
То, что крестьяне-переселенцы по части грабежа иногда не отставали от солдат на многих примерах описывает на своих страницах газета «Улує Туркистон». К примеру, в апреле 1917 года около 30-ти крестьян прибыли из Пржевальска и убив одного казаха увели 25 лошадей, похитили предметы быта; 20 апреля крестьяне убили уже трех представителей местного населения и увели более одной тысячи лошадей.
В конце этого же месяца опять же из Пржевальска прибыли крестьяне, которые ранив женщину-казашку, увели принадлежащие ей 10 лошадей (2). Из числа грабителей был пленен один солдат, которого местное население целым и невредимым сдало представителям власти на станции Кутумолди. Это только те события, которые произошли в короткий промежуток времени и только в пределах одной волости. Если учесть к тому же, что к местному населению добавились около одной тысячи человек, ранее бежавших от террора в Китай, а затем возвратившихся, то можно себе представить, насколько ухудшилось положение местного населения. В среде казахов господствовал голод и были отмечены случаи гибели от него, тем не менее крестьяне-переселенцы нередко отказывались продавать местному населению продукты питания. Казахско-киргизское население также не могло ехать в город за продуктами, так как переселенцы по дороге часто грабили и убивали их. К примеру, когда около 300 представителей местного населения приехало покупать продукты питания в Туруртамга, крестьяне- переселенцы убили девятерых из них и увели 70 голов скота (3).
Обеспокоенные трагическими событиями, происходившими в Семиречье, представители Ташкентского Общества «Шуро-и-Исламия» на своем собрании, проводившемся 27 апреля 1917 г. совместно с представителями рабочих и солдатских депутатов, приняли решение о направлении в Семиреченскую область своих представителей для изучения ситуации на местах. Согласно этому решению представители Ташкентского Общества «Шурои-Исламия» Садриддинхан Шарифходжа Эшан-угли, Мухаммад Расул Расулий, мулла Муслим Рахимжан-угли, Абдумажид Абдихан-угли, Азизхан Музаффархан-угли, мулла Шахмухаммад Шахахмад-угли, Адылбек Хукандбай-угли, мулла Олим Мухаммад Закир-угли, Ибрагим Абдухалим-угли Давлатшин, Закир Мустуков, Карим Асомиддинов, Кумушали Парпиев, Саидгазихан Саидахмадханов, Насырбаев и Садыкбай Мурадов побывали 1 мая в различных городах и уездах Семиреченской области. Назначенные представители были разделены на 5 групп, в состав каждой из которых входило по 4 человека как представителей «Шуро-и-Исламия», так и представителей Совета рабочих и солдатских депутатов (4).
Тем не менее случаи насилия и жестокостей в Семиреченской области не прекращались. Для обсуждения данных вопросов 27 мая в Пржевальске было проведено совместное заседание, в работе которого приняли участие представители Временного правительства, Совета рабочих и солдатских депутатов и Центрального Совета мусульман края. Принимавшие участие в работе заседания представители европейского населения абсолютно не считаясь с положением местного населения, приняли решение о переселении в Ток (на Западе Пржевальского уезда) людей, возвратившихся из Китая. С другой стороны, если бы они поселились в Нарыне, то однозначно должны были умереть от голода. Однако в самом Пржевальске оставались еще запасы урожая 1916 года, но крестьяне-переселенцы не допускали туда представителей местного населения. Представители казахского и киргизского населения обратились по этому поводу в Туркестанский комитет Временного правительства и к представителям Совета рабочих и солдатских депутатов края, однако эти обращения остались безответными.
Боясь повторения событий 1916 года, Временное правительство под различными предлогами продолжало укреплять военные силы. После того, как в начале мая российский консул в Кульдже отправил телеграмму о том, что «свыше 6 тысяч вооруженных дунган из Китая отправились грабить города Пржевальск и Верный, были собраны все солдаты Пржевальского уезда и им было роздано оружие. Уездный комиссар Временного правительства Шабалин лично раздал 450 винтовок (5). Вскоре вся эта масса оружия начала обрушиваться на головы местного населения. В результате отправления недостоверного сообщения погибло много представителей местного населения: казахов, киргизов, уйгур, дунган.
15 июня 1917 года Центральный Совет мусульман края отправил Совету рабочих и солдатских депутатов телеграмму следующего содержания: «Наши делегаты передают ужасающую информацию о положении киргизов (казахов – С.Ш.) в Семиречье (6). Киргизы (казахи – С.Ш.) в Семиречье безжалостно уничтожаются переселенцами. Возвращающихся из Китая киргизов (казахов – С.Ш.) не пускают к своим местам, за ними устроена настоящая охота, киргизы (казахи – С.Ш.) вконец обнищали, продовольствия нет, господствует голод, они продают жен и детей, даже отмечаются случаи людоедства. Русские переселенцы Семиречья вооружены, а киргизы (казахи – С.Ш.) безоружны, не хватает слов для описания участи киргизов (казахов – С.Ш.), необходимо предпринимать срочные меры» (7).
Центральный совет мусульман края очень надеялся на содействие со стороны Краевого Совета рабочих и солдатских депутатов, однако ни советы, ни представители Временного правительства не предприняли никаких практических действий по улучшению положения местного населения.
Один из представителей Центрального Краевого Совета мусульман Карим Асомиддинов, направленный в Пржевальский уезд, выступая на собрании общества «Иттифоš» 9 июля сообщил следующую информацию о геноциде казахско-киргизского населения. 231 казах и киргиз были убиты 6 мая переселенцами в Барскауне, когда шли за продуктами питания.
Представители, прибывшие из Ташкента стали непосредственными свидетелями следующих событий: к проживающим в межгорье киргизам прибыли один крестьянин и два солдата и отобрали для работы представителей 6 семей общим количеством 43 человека. По пути к ним присоединилось еще 4 солдата и поначалу они вытребовали у киргизов по 100 рублей, а затем некоторым отрубили головы, некоторых забили до смерти прикладами и таким образом общее количество убитых достигло 31 человека. Среди раненных были две женщины и шестеро детей, и только два четырехлетних ребенка не пострадали.
Представители Центрального Краевого Совета мусульман вместе с уездным комиссаром Шабалиным вместе выезжали на место события (8). Хотя убийцы были известны, наказывать их никто не собирался. 3 мая в Жухинскую область пришли переселенцы из Барскауна и Кизилсува, которые убили трех казахов и увели их трех лошадей. А 6 мая в местечке Тамга переселенцы убили четверых казахов, которые пришли туда убирать прошлогодний урожай пшеницы, 10 мая шестеро переселенцев отобрали у местного населения 7 лошадей.
В конце мая в местечке Актерак у 18 человек, прибывших туда за пшеницей отняли лошадей, сами же они чудом смогли убежать. 5 июня население этой волости прибыло в местечко Тамга и когда они начали выкапывать 20 пудов спрятанного ячменя, двое солдат отняли у них добытое (9). Это события, произошедшие только в этой волости за короткий промежуток времени. Можно привести множество аналогичных примеров.
26 мая 1917 года представитель Туркестанского комитета Семиречья Шендриков направил телеграмму в адрес Краевого Совета рабочих и солдатских депутатов, в которой сообщал о притеснениях населения в отношении казахов и киргизов (10). Краевой Совет рабочих и солдатских депутатов выступил против идеи вооружения всего европейского населения Пржевальска и на своем заседании, проходившем 17 мая, приняли решение о сдаче оружия начальнику гарнизона (11). Однако для улучшения ситуации в Семиречье практических мер предпринято не было.
Вместе с тем мусульмане продолжали требовать улучшения ситуации в Семиречье. В частности, в соответствии с решением Центрального Краевого совета мусульман от 25 июня была направлена телеграмма Керенскому и в Совет мусульман Петрограда, в котором требовалось предпринять меря для улучшения положения мусульман Семиречья (12). Направленные в Семиречье представители местного населения выступили с аналогичными требованиями (13). Однако эти требования остались без внимания со стороны Временного правительства и ситуация в Семиречье стала еще более ухудшаться.
11 июня на общем собрании исполкома Пржевальского уезда было принято решение об изъятии оружия, имеющегося у казахов и киргизов, а для вызволения попавших к ним в плен европейцев было решено отправить отряд солдат. Не удовлетворившись даже этим решением, исполком решил отправить карательный отряд и по этому поводу была отправлена телеграмма Керенскому. Туркестанский комитет не приняв предложения мусульман о выводе из Семиречья воинских частей. На своем заседании, состоявшемся 3 июля Комитет посчитал, что поскольку якобы из-за того, что в Семиреченской области в результате исключительно враждебных отношений между местным и пришлым населением порядок поддерживается только при помощи воинских частей, нет возможности вывести их из Семиречья (14).
Краевые мусульманские организации пытались предпринять конкретные меры по улучшению положения в Семиречье. В частности, в соответствии с решением собрания Центрального Краевого Мусульманского Совета от 11 июля, 13 июля было проведено общее собрание мусульманских организаций Ташкента по обсуждению вопросов, связанных с ситуацией в Семиречье. В собрании приняли участие члены Центрального Краевого Мусульманского Совета и его отделов, а также представитель Ташкентской организации «Шуро-и-Исломия» Садриддинхон Шарифходжа, представитель общества учителей мулла Рустамбек, представители общества студентов Абдуходжа, Абдукаххар Хашими, Саиддин Ходжа, представитель общества «Бирлик» Алиев, представитель общества «Туран» Абдулла Авлони, представители общества «Иттифак» Ибн Ямин и Кабир Бакир.
На собрании были выслушаны доклады тех представителей, которые были отправлены в Семиречье, в частности Карима Асомиддинова, Кумушали Парпиева и Садриддинхона Шарифходжи. На продолжившемся 14 июля собрании было принято решение о направлении в Семиреченскую область непосредственно из самой России воинских частей, состоящих наполовину из мусульман и наполовину из европейцев, об изъятии имеющегося у населения оружия, о призыве в армию имеющихся в наличии в Семиреченской области беглых солдат, «белобилетников» и «отпускников» и всех других категорий солдат, а также было принято решение о том, что до прибытия в Туркестан непосредственно из России воинских частей смешанного состава создать в Туркестане части наполовину из мусульман, наполовину из немусульман и направить их в Семиреченскую область. Было принято решение остановить переселение казахов на другие земли и разместить их на Родине, оказать им материальную поддержку для улучшения их положения и для осуществления всего этого было решено создать комиссию (15).
Центральный совет мусульман края пытался довести до сведения всех мусульман России информацию о ситуации в Семиречье.
26 июля 1917 года, во время проведения в Казани Второго Всероссийского курултая мусульман, Убайдулла Ходжаев, остановившись на бедственном положении, сложившемся в Семиреченской области, подчеркнул, что несмотря на многочисленные обращения по этому вопросу в различные инстанции Центрального Совета мусульман края, Совет рабочих и Солдатских депутатов и Туркестанский комитет не приняли практически никаких мер для решения этого вопроса (16).
В августе 1917 года Совет мусульман города Верный (ныне Алматы) отправил телеграмму в Туркестанский Комитет, в которой сообщалось, что 13 августа на возвращающихся из Пржевальского уезда киргиз-казахов напали 20 вооруженных крестьян, при этом они убили 42 человека, ранили 15 человек, отняли 2100 баранов, 30 лошадей, множество верблюдов и предметов быта, 18 слитков серебра, 300 слитков заркумуш (ювелирного серебра), 7600 рублей. Один экземпляр этой телеграммы Центральный Совет мусульман отправил в Казанский мусульманский военный комитет и Петроградский мусульманский исполнительный комитет (17).
На собрании Центрального Совета мусульман Туркестана, который состоялся 13 августа, был заслушан доклад прибывшего от имени Семиреченцев представителя, который рассказал о продолжающейся в регионе трагедии. Участники собрания решительно потребовали дать реальную оценку трагическим событиям в Семиречье, и попросив выполнить решения, принятые на собрании Центрального Совета Мусульман Туркестана 14 июля, сочли нужным отправить телеграмму в Петроград, в Государственную думу и лично Керенскому. Помимо этого было принято решение об отправлении двух спецпредставителей Центрального Совета Мусульман в Туркестанский Временный Правительственный Комитет с требованием принять решительные меры по вопросам, касающимся Семиречья.
Одновременно с этим было принято решение немедленно провести в Ташкенте митинг протеста мусульман по трагическим событиям в Семиречье. Принять участие в этих выступлениях изъявили желание также представители Краевого Совета рабочих и солдатских депутатов. На этом собрании была избрана комиссия при Центральном Совете для оказания материальной помощи мусульманам Семиреченской области в составе Садриддинхана Шарифходжи-угли, Миён Бузрукхан Миён Саллихан-угли и Алихана Кувватбаева. Членами данной комиссии была поставлена задача собрать представителей всех мусульманских учреждений Ташкента, выбрать из них представителей для работы комиссии по сбору материальных средств.
Член Центрального Совета мусульман края, представитель Семиречья Кумушали Парпиев был определен для поездки в Баку и Тифлис (Тбилиси) для информирования мусульманских учреждений там о трагедии в Семиречье и для сбора пожертвований для мусульман Семиречья (18). 18 августа 1917 года выражая протест по поводу того, что, несмотря на продолжающиеся ужасные события в Семиреченской области, не предпринимаются решительные меры по их предотвращению и потребовав положить конец трагедии, в городе Ташкенте был проведен многолюдный митинг.
Тысячи людей вышли на улицы с лозунгами «Положить конец зверствам в Семиреченской области», «Положить конец бесправию». Митингующие прошли к Туркестанскому Комитету и потребовали ответа от представителей правительства о мерах, осуществляемых по вопросам Семиреченской трагедии. В ответ на эти требования представитель Туркестанского Временного правительства по Семиреченской области Шендриков, выступая перед митингующими заявил, что у Временного правительства хватит сил для подавления такого рода беспорядков (19).
Митингующие выдвинули правительству несколько требований. Во-первых, воинские части, направляемые в Семиречье должны были наполовину состоять из мусульман. Во-вторых, говорилось о необходимости изъять оружие, выданное в Семиреченской области в руки европейского населения. В-третьих, возвращающихся из Китая казахов необходимо было возвратить на прежнее местожительство. В-четвертых, митингующие требовали наказать людей, ответственных за преступления, совершенные в Семиречье. В-пятых, в помощь к направляемому в Семиречье представителю правительства митингующие требовали присоединения также представителя мусульман (20).
18 августа на собрании Туркестанского Временного комитета были обсуждены вопросы, связанные с выступлениями мусульман и для разрешения ситуации в Семиречье было принято решение о создании комиссии под председательством Шендрикова с участием представителей Краевого совета рабочих и солдатских депутатов, а также представителей судебных органов и представителей воинских частей (21). Интересы мусульман опять не были реально учтены и они опять остались фактически в стороне от решения важных вопросов.
20 августа на совместном заседании мусульманских организаций Ташкента были выслушаны подробные доклады представителей Семиречья Зайниддина Тажиддинова (Верный), Эшмухаммада Киндарбаева, Хашимбека Туманбаева и Абдулхая Чижиева, представлявших каракиргизское (киргизское – С.Ш.) население Пржевальского уезда, Нематулло Идрисова (из города Пржевальска) и были приняты решения по исправлению ситуации в Семиреченской области. Для доведения принятых решений до внимания правительственных кругов была создана специальная комиссия, состоявшая из Пашабека Пулатханова, Санжара Исфандиярова, Мунаввара кори Абдурашидхонова, Сабирджана Юсупова, Кабира Бакирова и 5-ти представителей Семиреченской области (22).
21 августа вышеназванные члены комиссии прибыли для участия в заседании Туркестанского комитета. Однако на заседание они допущены не были – для участия в работе заседания им было предложено выбрать только одного представителя. Члены комиссии не были согласны с таким решением и, выразив законный протест, покинули заседание (23). Участник собрания Туркестанского комитета Норбутабеков вслух зачитал решения, принятые на общем собрании мусульманских организаций по вопросам Семиречья. В ходе заседания по второму пункту решения, то есть по вопросу, касавшемуся создания воинских частей, состоящих наполовину из мусульман был дан ответ заключавшийся в том, что решение такого рода вопросов находится вне компетенции командующего войсками Туркестанского округа (24).
21 августа И.Н. Шендриков, принимавший участие в работе заседания Центрального Совета мусульман края, сказал о том, что правительство признало пункты 3-й и 10-й принятых собранием представителей мусульманских организаций решений, в которых говорилось о признании роли других солдат (25). Туркестанский комитет отказался удовлетворять основные требования мусульман, оставшиеся же требования были признаны, но не имели практического характера и имели только декларативный характер.
Пришедшие к пониманию этого мусульмане в целях оказания реальной материальной помощи пострадавшим и терпящим бедствие мусульманам Семиречья создали 24 августа специальный комитет при Центральном Мусульманском совете. После этого в редакцию газеты «Улуг Туркистон» с целью дальнейшей передачи мусульманам Семиречья перевели 900 рублей представители Бухарского молодежного кружка (26). Однако такой способ сбора пожертвований не получил в дальнейшем широкого распространения. К примеру, члены организации «Шуро-и-Исламия» из Андижана прибыли к Миркамилу Мирмуминбаеву и пришли к такому решению, что в данное время нет необходимости в отправке пожертвований на сторону (27).
25 августа собрались представители всех мусульманских организаций и пригласили на свое заседание представителей Ташкентского совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, а также представителей Туркестанского комитета, однако приглашение не было принято и на заседание никто из приглашенных не прибыл (28).
В сентябре 1917 года на проходившем 3-м курултае мусульман Туркестана рассматривалась проблема Семиречья, и в этой связи были приняты решения о скорейшем выводе воинских частей из Семиречья и замене их частями из солдат, набранных во внутренних областях России, а также о призыве мусульман в ряды армии (29). Однако, как и прежде, правительственные чиновники чинили всякого рода препоны в деле практического осуществления данного решения.
Наконец, в начале октября правительство выделило средства для оказания материальной помощи Семиречью. Об этом сообщалось в 170-м номере «Вестника» Временного правительства. Правительство приняло решение о выделении из государственной казны в распоряжение Туркестанского комитета 11.500.000 рублей для оказания помощи представителям европейского и местного населения. В соответствии с этим решением большая часть этих средств предназначалась для использования представителями пересеенческого населения в Семиречье. К примеру, для восстановления каждого разоренного хозяйства выделялось 500 рублей и помимо этого предоставлялось право на получение еще 500 рублей для восстановления пострадавших от пожаров жилья и хозяйственных пристроек (30). Помимо этого было принято решение о выделении для представителей европейского населения для их собственных нужд из казны безвозвратных ссуд.
Временное правительство поставило перед Туркестанским комитетом задачу всесторонне изучить все вопросы, связанные с потерями и затратами европейского населения и определить размер безвозвратной ссуды. Возвратившимся же из Китая мусульманам планировалось выделить всего по 10 рублей в качестве материальной помощи. Как видно из всего сказанного, наиболее пострадавшие представители местного населения были практически полностью забыты. Не говоря о том, что им не полагалась материальная помощь, ни слова не говорилось даже о возвращении отнятого представителями европейского населения имущества.
Находившиеся под защитой правительства представители европейского населения придя к пониманию того, что наказания им можно не бояться, продолжали свои бесчинства в Семиречье. 4 октября председатель мусульманского комитета Семиреченской области Жайнаков отправил письмо Верховному комиссару Туркестанского комитета, в котором, описывая ситуацию в Семиречье Жайнаков сообщал, что «русские в области не продают хлеба казахам и другим мусульманам, а продовольственный комитет выделяет его в очень малом количестве. Начиная с весны в некоторых местах происходит массовая гибель людей. Если раньше голод, массовая гибель людей были характерны для районов Пржевальска, Тюкска и Каркары, то теперь это получило распространение и наблюдается в других местах…» (31).
Для решения этой проблемы предлагалось решительно реквизировать запасы хлеба у представителей европейского населения области, немедленно предпринять меры по закупке хлеба в Акмолинской и Семипалатинской областях и добытый таким образом хлеб скорейшим образом отправить в голодающие районы. Помимо этого в решении подчеркивалась несправедливость того факта, что проблему выделения компенсаций для пострадавших в результате беспорядков 1916 года была возложена на продовольственный комитет, состоящий исключительно из европейцев, и в связи с этим отмечалось, что распределение компенсаций казахскому и киргизскому населению необходимо было возложить на комитет, состоящий только из представителей местного населения или на смешанный комитет.
Было принято решение прекратить практику предоставления в аренду земельных участков местного населения, а деньги полученные с аренды земли передать в распоряжение голодающего населения (32). Однако Туркестанский комитет, занятый своими проблемами даже не предпринял никаких попыток по претворению в жизнь этих предложений и положение мусульман день ото дня становилось все хуже. Как отмечалось в телеграмме, отправленной в Центральный Совет мусульман края Азизом Рафиковым, который был представителем, прибывшим из Верного в Семиречье: «если бы одна сотая тех несчастий, которые испытывают мусульмане Семиречья пала на головы русских, то только отправив солдат со всего фронта можно было умиротворить население и после этого были бы полились золотые горы из России, чтобы содействовать этому процессу. Так как эти трагедии обрушились на головы мусульман, то ни правительственные чиновники не предпринимают никаких решительных мер, ни сами мусульмане не переживают (33).
Угнетение представителей местного населения самоуправства продолжалось и после того, как к власти пришли советы. В связи с возвращением домой демобилизованных солдат увеличились случаи грабежей и разбоя со стороны европейского населения в отношении казахов и киргизов. К примеру, 29 ноября неподалеку от Пишпека было убито 25 представителей местного населения, а буквально перед этим было убито еще 12 человек (34). Их никто не собирался защищать и как результат этих жестоких притеснений со стороны колонизаторов, от голода и холода погибли многие тысячи казахов и киргизов.
Подводя итоги вышесказанному, можно сделать вывод о том, что Семиреченские события на практике еще раз показали, что в реальности представляла собой национальная политика как Временного правительства, так и советов. Основной их целью было сохранение власти любой ценой. Продолжалась политика грабежа местного населения, никто не собирался учитывать его интересы и ставка была сделана на продолжение колонизаторской политики царского правительства. Если в конце XIX – начале XX вв. царское правительство переселяло в Семиречье крестьян и отнимало для этой цели земли местного населения и грабило их, то Временное правительство стало продолжательницей именно этой политики. Силы, заинтересованные в захвате власти и управлении страной на практике предприняли меры по противопоставлению народов друг против друга. Местное население Семиречья, пострадавшее от деятельности части правительственных чиновников, солдат и крестьян-переселенцев, причиной всех своих несчастий нередко видело весь русский народ. Между тем не может быть такого, чтобы один народ властвовал над другими народами. Господствовавшие в обществе силы мастерски воспользовались ситуацией в противопоставлении наций друг против друга. А трагические события, происходившие в Семиречье после февраля 1917 года получили на страницах местной печати свою беспристрастную оценку и в них можно проследить различные взгляды на эту проблему.

Список использованных источников:
1. Еттисув вилоятинда дахшатли холат. (Ужасное положение в Семиреченской области) / Кенгаш. 1917, 1 августа. № 6.
2. Еттисувда дахшатли ҳоллар. (Ужасные случаи в Семиречье) / Улує Туркистон. 1917, 27 июля. № 18.
3. Еттисув вилоятинда дахшатли ҳолат. (Ужасное положение в Семиреченской области) / Кенгаш. 1917, 1 августа. № 6; Еттисувда дахшатли ҳоллар. (Ужасные случаи в Семиречье) / Улує Туркистон. 1917, 27 июля. № 18.
4. Улує Туркистон. 1917, 20 мая. № 6.
5. Еттисув вилоятидан келган телеграммалар. (Телеграммы из Семиречья) / Улує Туркистон. 7 июнь. № 9.
6. Еттисувда даҳшатли ҳоллар (Ужасные случаи в Семиречье) / Улує Туркистон. 1917, 15 июль. № 15.
7. В исторических источниках современные казахи назывались киргизами, а киргизы каракиргизами. Нужно сказать, что в Семиреченской области 2/3 часть населения составляли казахи и киргизы. Например, в начале XX в. в Пишпекском уезде киргизы составляли 85 % населения, в Пржевальске – 87 %. (Зима А.Г. Киргизия накануне Великой Октябрьской социалистической революции. – Фрунзе: Изд-во Академии наук Кирг. ССР, 1959. С. 11-12).
8. ЦГА РУз. Ф. Р1613. Оп. 1. Д. 1. Л. 61.
9. Еттисувда даҳшатли ҳоллар / Улує Туркистон. 1917, 15 июль. № 15.
10. Туркистон мусулмонлари Марказ Шўросининг протоколлари (Протоколы Центрального Совета туркестанских мусульман) / Кенгаш. 1917, 20 август. №10.
11. ЦГА РУз. Ф. 1044. Оп. 1. Д. 5. Л. 181.
12. ЦГА РУз. Ф. Р1613. Оп. 1. Д. 1. Л. 25.
13. Туркистон мусулмонлари Марказий Шœросининг протоколлари (Протоколы Центрального Совета туркестанских мусульман) / Кенгаш. 1917, 28 июль. № 5.
14. ЦГА РУз. Ф. Р1613. Оп. 1. Д. 3. Л. 15.
15. ЦГА РУз. Ф. 1044. Оп. 1. Д. 5. Л. 227.
16. Еттисув вилоятида даҳшатли ҳоллар (Ужасное положение в Семиреченской области) / Кенгаш. 1917, 1 август. № 6.
17. Хуррият. 1917, 15 август.
18. Еттисув ваҳшиётлари (Трагедия в Семиречье) / Кенгаш. 1917, 5 сентябрь. № 13.
19. Демонстрация протеста туземцев против кровавых безпорядков в Семиречье /Туркестанские ведомости. 1917, 22 августа.
20. Тошкентда намойиш (Демонстрация в Ташкенте) / Кенгаш. 1917, 20 август. № 10.
21. ЦГА РУз. Ф. 1044-1. Оп. 1. Д. 25. Л. 196.
22. ЦГА РУз. Ф. 1044-1. Оп. 1. Д. 25. Л. 215; Собрание представителей Семиречья и мусульманских учреждений Ташкента, датированное 20 августа / Кенгаш. 1917, 25 август. № 11.
23. Марказ Шўросининг 28 август мажлиси (Заседание Центрального совета от 28 августа) / Кенгаш. 8 сентября 1917 года, №14.
24. ЦГА РУз. Ф. 1044-1. Оп. 1. Д. 25. Л. 197.
25. Туркестанские ведомости. 1917, 24 августа (6 сентября).
26. Еттисув мусулмонларига нома (Обращение к мусульманам Семиречья) / Улує Туркистон. 27 августа 1917 года.
27. Эта же газета. 1917, 24 мая. № 74.
28. Кенгаш. 8 сентября 1917 года
29. Умумий Туркистон мусулмонлари 3-курултойи (Всетуркестанский 3-й курултай мусульман) / Турон, 14 сентября 1917 года № 7.
30. Ассигнование Временного Правительства пострадавшим в Семиречье / Туркестанские ведомости. 17 октября 1917 года (30 октября)
31. Еттисувдан телеграмма (Телеграмма из Семиречья) / Улує Туркистон. 1917, 4 ноября. № 35.
32. Еттисувдан телеграмма (Телеграмма из Семиречья) / Улує Туркистон. 1917, 16 декабря, №44.
33. Еттисувдан телеграмм (Телеграмма из Семиречья) / Улує Туркистон. 1917, 4 ноябрь. № 35.
34. Еттисувдан телеграмм (Телеграмма из Семиречья) / Улує Туркистон. 1917, 16 декабрь

Резюме
Маќалада 1917 жылєы саяси ґзгерістер жаєдайындаєы Тїркістан ґлкесініѕ ќоєамдыќ ґмірі мјселелері жергілікті ўлттыќ баспасґздерде кґрініс табуы ќарастырылєан. Автор «Улує Туркистан», «Кенгаш» секілді басылымдармен ќатар Ґзбекстан Республикасы Орталыќ мемлекеттік мўраєатыныѕ материалдарын пайдаланєан.
Уаќытша їкімет жаєдайында Жетісу ґѕірінде ўлтаралыќ ќатынастыѕ шиеленісуі жјне жергілікті халыќтыѕ ќўќыќтарыныѕ тапталуы мјселесін зерттеуші негізгі объект ретінде ќарастырады. Автордыѕ пікірінше жергілікті халыќ ќўќыєыныѕ тапталуына негіз патша ґкіметі кезінде ќалыптасып, оны Уаќытша їкімет жаєдайында тоќтатуєа мїмкін болмаєан. Соєан орай 1917 жылы ўлтаралыќ ќатынас шиеленісті жаєдайда ґткен.

Summary
In this article based on origin source in particular on materials of periodical press on Uzbek language (Arabic drawing) such as “Kengash”, “Najot”, “Ulug Turkestan” and Russian language “Turkestanskiye vedomosti”, “Turketsanskiy Kuryer” and etc. are considered problems related of Semirechensk region on 1917. Also for reason of compare are presented information from the archive of the Republic of Uzbekistan. The tragic events, which had happened at Semirechye worried very much the progressive part of Turkestan community especially the national organizations of Turkestan. While a lot of archive materials weren’t kept, the materials of periodical press are helping very much to uncover some of history pages in particular the problems of history and history of tragedy at Semirechensk region.
Even three-times changing of public-political system in Russia to include Turkestan didn’t influence to the solving of Semirechye problem and Turkestan Committee Russian Temporary Government continued the chauvinistic policy of Tsarists Government. It should be noticed that Soviet Government also only in words declared solving of this problem and in reality continued the same chauvinistic policy against local population. Only one power at this time really tried to solve the problem and this power was the Central Council of Moslems of Turkestan, which sent to the region its delegation with a mission to learn real situation at the Semirechensk region and in addition to this action also organized a meeting to support the native citizens. All these actions found its reflection at periodical press and especially at the pages of National Press of Turkestan.