Warning: call_user_func_array() expects parameter 1 to be a valid callback, class '' not found in /var/www/iie/data/www/iie.kz/wp-includes/class-wp-hook.php on line 308
ЭЛЬ-ТЕРЕС (КУТЛУГ) – Институт истории и этнологии имени Ч. Ч. Валиханова

Комитет науки Министерства науки и высшего образования Республики Казахстан

Институт истории и этнологии имени Ч. Ч. Валиханова

ЭЛЬ-ТЕРЕС (КУТЛУГ)


Эль-терес Бильге каган (Кутлуг)(дата рождения не известна – 691 г.) – основатель Восточно-Тюркского каганата. Имя при рождении – Кутлуг. Эль-терес Бильге каган – имя в качестве кагана. Потомок близких родственников последнего кагана Первого Тюркского каганата Илик кагана (Іл қаған).

Спустя 630 лет, его потомок стал главой племени, подвластный дуду округа Юньчжун Шэли Юаньину, созданному в Ордосском крае, что на территории Автономной провинции Внутренняя Монголия нынешней КНР, и был наследным тутун-чуром. До звания кагана, его называли «шад». В китайских источниках он записан как Ашина Гудулу (阿史那骨笃禄 / Āshǐnà Gǔdǔlù) и Ашина Гудолу (阿史那骨咄禄 / Āshǐnà Gǔduōlù). А его звание «Эль-терес каган» транскрибировано как «Седелиши кэхань» (颉跌利施可汗 / Xiédiēlìshī Kèhán).

Биография

После падения Первого Тюкского каганата в 630 году, тюрки мигрировали и  обосновались на пастбищных районах возле китайской границы – на территориях нынешней Автономной провинции Внутренняя Монголия, Нинся-Хуэйского автономного района и провинции Шаньси. На указанных землях, были созданы местные военизированные административные структуры (духуфу) Танской империи, которые назначали тюркских аристократов на административные и военные должности, и властвовали ими в течение 50 лет. За эти годы тюркские народы в полной мере испытали все тяготы китайского подданства. В интересах династии Тан, им приходилось участвовать в различных военных походах, и их количество катастрофически уменьшалось.

Как стало известно из исторических источников, в 620 году, на трон Первого Восточно-Тюркского каганата взошел «Сели кэхан (頡利可汗)» (в китайских источниках), «Илиг каган» или «Иль каган» (в тюркских источниках). Он был сыном Джами кагана (VI в.– 609 г.). После кончины старшего брата – Чуло кагана, Илиг каган властвовал в 620–630 гг. 

В 624 году, Илиг каган вместе с младшим каганом Толесом (на китайском пишется «Тули кэхан 突利可汗», по-тюркски записано как «Töles qaγan») возглавили войско и отправились в поход на китайские земли. Нашествия были удачны, так как армия Танской империи под руководством Ли Шиминя, потерпело сокрушительное поражение. Когда Ли Шиминь убедился, что во встречном бою их не одолеть, он пошел на мировую с младшим каганом каганата – Толес каганом и стали с ним «анда», противопоставив его Илиг кагану. Усиление раздора между правителями Восточно-Тюркского каганата привело к прекращению походов и их отступлению. Спустя два года, возникли распри во внутренней политической власти Танской империи, которые привели  к беспощадной дворцовой войне. Илиг каган, воспользовавшись данной ситуацией, в  626 году со 100-тысячным войском пошел на Танскую империю, одерживая победу в  различных битвах. Вскоре во внутриполитической борьбе империи победил Ли Шиминь. После его восхождения на трон, спустя 20 дней войско Илиг кагана находилось в 20 километрах от столицы страны – Чанъани. В данной ситуации, Ли Шиминь был вынужден пойти на примирение с Илиг каганом, которое было определено «Вэйшуйским перемирием». Ли Шиминь встретился с ним на мосту Бянцяо, что на реке Вэйшуй, где они поклялись не нападать друг на друга.

В соответствии с двусторонним соглашением, Илиг каган отступил. Тем не менее, осведомленный о внутреннем положении Восточно-Тюркского Каганата Ли Шиминь, продолжил плести свои интриги по противопоставлению Илиг кагана с Толес каганом. 

Ли Шиминь непримиримые отношенияи и междоусобицу между тюркскими каганами использовал в свою пользу. Этому способствовало и то, что Илиг каган при восхождении на трон назначил китайцев своими визирями. Одним из них был Чжао Дэянь, который был нацелен на возвышение собственной значимости перед каганом, придерживаясь «крайне реформистской» политики, увлекался внесением различных изменений в тюркские традиции, принимал законы и указы, несовместимые с интересами тюркских народов. Таким образом, при власти Илиг кагана, усилилась тенденция деяний, противостоящие желаниям тюрков. Его предвзятое отношение – окружать себя иноземцами, чем представителями своего народа, не ограничилась табгачами, ко всему прочему, он прислушивался к советам и беспрекословно выполнял сказанное весьма сомнительного согдийского торговца. Такое положение дел было выгодно не власти, а императору Тана – Ли Шиминю. Искусно использовавший данные обстоятельства Ли Шиминь, сумел настроить против власти Илиг кагана не только кок тюрков, поддерживавших Толес кагана, но и другие племена.

И в результате в 627 году, начался разлад в Восточно-Тюркском Каганате. Племена сюе-яньто, уйгуров, ба-е-гу, тонгра объединились и выступили против указов Илиг кагана, принятых с грубыми нарушениями традиций, обрядов, и вместо него избрали каганом выходца из племени сюе-яньто. Ко всему прочему, Толес каган объединился с империей Тан и отделился от Илиг кагана. Ко всему, эти годы зимы были суровыми,  в результате чего домашний скот пал загонами, и Великую степь настиг голод. В 629–630 гг. Восточно-Тюркский каганат, пережив политический кризис, начал распадаться. Империя Тан признала каганом правителя Сюе-яньто – Инана. Впоследствии, объединившись, они напали на Восточно-Тюркский каганат. В 629 году, в битве с Танской империей, Толес каган потерпел поражение и по настоянию супруги-китаянки подчинился империи Тан.

В 630 году Илиг каган, побежденный войсками империи Тан и ее союзниками, в поисках защиты прибывает к Толес кагану, который сдал его Танской империи. Таким образом, вследствие непримиримости и распрей тюркских каганов был разрушен Восточно-Тюркский каганат.

Илиг каган был доставлен в город Чанъань, после чего Ли Шиминь начинает припоминать ему все его прегрешения. Но он не стал казнить его, а назначил правителем одного из краев. Илиг каган и его семья униженно оплакивали свое поражение. В 634 году, он умирает от тоски в столице Китая Чанъани, где тело его было сожжено по тюркским традициям [1, с. 6028–6050 ; 2, с. 165].

В древнетюркских источниках история создания, развития и упадка Восточно-Тюркского каганата описывается следующим образом:

«…Когда наверху был создан Тенгри небес, а снизу черна земля, между ними появились люди. Над людьми, на [троне] восседали мои предки Бумын каган иИстеми каган. Будучи у власти, они были опорой тюркскому народу, своей стране и власти. С четырех сторон светаокружали враги. Они оправили свое войско и подчинили себе народы со всех сторон света и правили ими. Подчинили и дали им мирную жизнь. У кого имелись головы, их заставили поклониться, у кого колени – заставили преклониться. На востоке установили свою властьдо зарослей Кадырхана, на западе – до Железных ворот. Между ними главы кок тюрков могли остаться без владений. Это были ведающие каганы, великие каганы. И их полководцы были знающими да великими. И его беки, и его народбыли верны ему. На этом держалась его страна.Он возвысил свою страну. Они были нужны и на том свете (покинули этот мир).Пришло несметное количество народа из страны пустыни Бокили, что на востоке, табгачи, тибеты, абары, уримы, кыргызы, учкурыханы, огуз-татары, кытаи (киданы), татабы, чтобы оплакать покойных. Такие славные были каганы. После его младший брат стал каганом. Но младший не стал таким, как старший брат. Сыновья так и не смогли стать, как их отцы. Несведущие каганы взошли на трон. У власти были слабые каганы. И полководцы их были неумелыми и слабыми. Его беки и народ не были преданны, уверовали лжи и следовали советам табгачей, братья таили злобу друг на друга, из-за непримиримости между беками и народом, тюркский народ утерял свою самобытность и свою страну. Потеряли кагана у власти.Храбрые сыны стали рабами табгачей, прекрасные дочери стали их рабынями. Тюркские беки искоренили имя тюрков. Пользовались именами табгачей.Подчинялся табгачскому кагану.Пятьдесят лет служили ему. Они на востоке завоевали земли до Бокили кагана. На западе простирались до Железных ворот. Для табгач кагана завоевали чужие страны и их власть. Простой тюркский народ вопрошал: «Мы были народом со своей землей, где моя страна? Кому мы будем помогать?».«Мы были народом со своим каганом, где мой каган? Какому кагану мы отдадим свою силу и мощь?». Так он стал врагом табгачского народа» [3, с. 61].

Итак, тюркский народ «Подчинялся табгачскому кагану. Пятьдесят лет служил ему». Спустя 50 лет, тюркские аристократы начали свои действия по восстановлению страны.

По сведениям китайских источников, попытки тюркских аристократов, ставших поддаными империи Тан по восстановлению своей государственности неоднократно предпринимались и до этого. Подобный случай был зафиксирован в 664 году. В 630 году, после распада Восточно-Тюркского каганата, правительственную династию каганата перевезли в приграничную с Китаем зоны и присвоили им звания. В их числе 300 семей тюрков переехали в город Юньчжун (нынешний город Датун провинции Шаньси) и были представлены к титулу аристократов династии Ашидэ. В 664 году, представители династии Ашидэ обратились императору Тан Гаоцзуну с просьбой оказать почести потомкам наследного хана званием «каган». На что им император Тан Гаоцзун ответил, «то, что вы называете сейчас каганом, приравнивается шаньюю в древности» и заменил «Юньчжунского духуфу на Шаньюйского духуфу», назначил своего двухлетнего сына Иньван Сюйлуня (Ли Дань) «дадауху Шаньюйского духуфу», чтобы ими руководить дистанционно [4, с. 611]. Данный случай указывает на то, что тюрки надели на себя хомут подданства империи Тан и на их тоску по исконному званию кагана.

Данные в самом начале обещания табгачей со временем сошли на нет, усилился национальный гнет и тяготы покоренных, с каждым днем все усложняя жизнь обычного народа. Их постоянно волновал вопрос «Мы были народом со своим каганом, где мой каган? Какому кагану мы отдадим свою силу и мощь?». Многие годы не дававший покоя тюркам вопрос, нашел свое решение на 50-м году истории покорения.

Таким образом, тюркские беки Ашидэ Уран бек (Вэньфу) и Ашидэ Фэнчжы в 679 году, возглавив жителей своих владений, восстали против Танской империи. Аристократа ханских кровей Ашина Низук бека (Нишуфу) с почтением называли каганом. Данное событие было записано так: «На очередное восстание, в октябре месяце, поддерживаемое всеми тюркскими чиновниками 24 районов, находящиеся в подчинении административного округа Шаньюй духуфу, вышли почти 100 тысяч человек» [5, с. 6392–6393].

Это событие заметно встревожило Танскую империю, которая весной 680 года направило в поход 480-тысячную армию во главе с известным полководцем империи Пэй Синцзяном в двух направлениях. Опытный военноначальник, участвовавший во многих военных действиях на территории Западно-Тюркского каганата, нанес сокрушительный удар по тюркам. Во время сражения Ашидэ Фэнчжын был захвачен в плен. Один из приближенных бека, недавно только избравший Ашина Низук бека (Нишуфу) каганом, убил его и отнес отрезанную им голову врагам. Таким образом, первое восстание тюркского народа против империи Тан потерпело неудачу.

Один из лидеров очередного восстания, происходившего в Шаньюйском духуфу – Ашидэ Уран бек (Вэньфу) благополучно избежав преследования Танской империи укрылся у карлугов, что на западе горы Инь-Шань. Затем он вызвал к себе Ачина Баяна (Фунян) – потомка младшего брата Илиг кагана (Сели каган) и вместе с ним выехал на западную часть Хуанхэ, где провозгласил его каганом. Таким образом, тюркские племена вновь начали объединяться [6, 194 ц]. Но, в 681 году, в целях проведения карательной операции по тюркскому восстанию в степной части Пэй Синцзянь снова направился в военный поход. Несмотря на героическое сопротивление тюрков, опытный китайский генерал вновь показал свое военное превосходство. В этот раз Пэй Синцзянь объединился с тогуз огузами, которые располагались к северу от тюрков и напал на восставших с обеих краев. Понимая безвыходность ситуации, Ашина Баян (Фунянь) со своими людьми добровольно сдался имперским войскам. Несмотря на это, отрубленные головы 54-х человек вместе Ачина Баян, Ашидэ Уран бек (Вэньфу) отвезли в Чан-ань и развесили их на улицах [5, с. 6394]. Услышав об этом кошмаре, китайский генерал Пэй Синцзянь сетовал: «Мы убили тех, кто добровольно сдались, теперь вряд ли кто-то будет подчиняться нам». После кровавой расправы, тюркские аристократы и вовсе потеряли доверие к китайскому правительству.

Обозленные на Танскую империю, тюрки решаются на последний бой. Правительство Тана запоздало осознает опрометчивость своих деяний и их попытки помянуть дух Ачина Баяна (Фунян), предринятые уговоры в тюркских племенах, не дали положительных результатов. Об этом в памятнике «Кюль-тегин» повествуется следующее: «Так он стал врагом табгачскому народу. И восстал, как враг, и пал при действии. Снова подчинился [табгачу].Он не хотел таким образом отдавать свою отвагу. (Чем жить так) тюркский народ решил пасть в бою и не оставлять потомков. юркскийнарод] постепенно уничтожался» [ 3, с. 61].

Именно в тот переломный момент, когда решалась судьба тюркского народа, поднялась третья волна борьбы против табгачей. Борьбу возглавил Бильге Кутлуг. Он был одним из участников восстания во главе Ачина Баяна (Фунян). Сохранились такие сведения: «Когда Ачина Баян (Фунян) потерпел поражение, Кутлуг собрал разрозненный народ и укрываясь на горе Цзунцай (Чугайская скала), занимался грабежами» [6, 194 ц.].

В это время, Пэй Синцзянь со своим войском вернулся на юг, а работа военно-административной структуры империи «Шаньюй духуфу» возобновилась. Армия империи собиралась с четырех сторон окружить Чугайскую скалу и уничтожить тамошних обитателей. Они обязали конные войска кочевых тогуз огузов северных степей, во главе с Баз каганом, подавить тюркских повстанцев. Поэтому, жизнь Кутлуга у скалы Чугай была полна опасностей. В памятнике «Кюль-тегин» данное историческое событие изложено подробно: «[тогда] Тенгри тюрков наверху, священная Земля и Вода тюрков сказали: чтобы не исчезли тюрки и стали страной, Тенгри возвысил моего отца Эль-терес кагана и мою мать Эль-Бильге. Мой отец каган собрал семнадцать воинов.ни] все услышали, что вдалеке занимается набегами, собрались люди из города. Жильцы гор тоже присоединились. Собралось семьдесят мужчин. Войску моего отца каганаТенгри давал силу и были они подобны волкам. Их враги были подобны овцам. Отец скакал взад-вперед и собирал [народ] и поднял их. Всего стало семьсот мужчин. Все семьсот представляли народ, порабощенный народ, народ, потерявший власть тюрков, желавший вернуть свою страну, своего кагана; и воссоздал, и установил [традиционную] власть моих предков.Тогда они сформировали два крыла народа Толес и Тардуш. Табгачи были врагами. Позади был народ Баз кагана – тогуз огузы, враги»[3, с. 61–62].

Именно в этом году, правитель Западно-Тюркского каганата Ачина Чэбо (Чабыш) восстал против Танской империи. Пэй Синьцзянь стал известен как подчинитель дикарей и правительство назначило его главным полководцем войск, решив отправить в поход в Западно-Тюркский каганат. Поход с карательной миссией Танской империи и знаменитого полководца Пэй Синьцзяня против правителя Западно-Тюркского каганата Ачина Чэбо (Чабыш), предоставил большой шанс Кутлугу.

Наряду с ослаблением военного контроля империи Тан, возрастало негодование тюркского народа по отношению к табгачам и тюрки начинают сплачиваться вокруг Кутлуга. Итак, когда Кутлуг сбежал с 17 соплеменниками и укрывался на Чугайской скале, количество его сторонников увеличились до 70, далее, возрастает до 700 человек. Так как, «Тенгри дал ему сил, и войско Кутлуг кагана было подобно волкам, а враги его – овцам», и несмотря на малочисленность рядов храбрых тюркских воинов, возглавляемых Кутлуг каганом, постепенно громили войска табгачей и тогуз огузов Баз кагана. Вскоре мощь Кутлуга возросла настолько, что он направляется с гор на равнину в Каракумы.

Исходя из написанного, на вечном камне тюрков сказано: «Отец скакал взад-вперед и собирал [народ] и поднял их. Всего стало семьсот мужчин. Все семьсот представляли народ, порабощенный народ, народ, потерявший власть тюрков, желавший вернуть свою страну, своего кагана; и воссоздал, и установил [традиционную] власть моих предков. Тогда они сформировали два крыла народа Толес и Тардуш», Кутлугвосстановил государственность тюркского народа, когда количество его сторонников достигло 700 человек. Именно в этот момент, его нарекают «Эль-терес каганом». Данное событие произошло в 682 году. Столицей он избрал Каракум (расположенный на северо-западе центра нынешней Внутренней Монголии – города Кокехота // Хух-Хото), где принимал различные законы и создавал государственную систему, участвуя в восстановлении официального Тюркского каганата. Таким образом, был заложен фундамент Второго Восточно-Тюркского каганата. Именно это открыло широкие возможности для официального восстановления государственности, утраченной тюркскими народами пятьдесят лет назад.

После Кутлуг провел масштабную работу по объединению разобщенного народа. Это было напрямую связано с освобождением от имперского ига и увеличением сферы влияния в целом регионе. Китайские источники указывают, что количество людей в его подчинении перевалило за 5000 [6, 194 ц.].

Эль-терес каган назначил мудрого Тоньюкука главным полководцем и советником, величал «Бильге Тоньюкуком», более развернуто «Бильге Тоньюкук Бойла Бага Тарханом». В тюркских памятниках имеются сведения: «…После того, как Тенгри небесный дал знания, сам я знался с могущественным каганом, и решил вместе с Бильге Тоньюкук Бойла Бага Тарханомбуду Эль-терес каганом» [3, с. 123]. На основании этого можно полагать, что Кутлуг и Тоньюкук получили звания в одно время, то есть на первой церемонии по восстановлению каганата.

Кутлуг избрал еще одним советником человека по имени Ашидэ Юаньчжэнь. Книга «Синь таншу» пишет об этом: «В то время, чанши Ван Вэньли взял в плен чиновника Ашидэ Юаньчжэня, ответственного за дела по подчиненным племенамЧаньюйского [духу]фу.Во время нападения Кутлуга, Юаньчжэнь обратился [к Ван Вэньли] с просьбой съездить к племенам [в ведении империи], чтобы они простили его за нанесенные обиды. Его просьба была удовлетворена. После покорения, он становится советником Кутлуга. Он назначает его «Апа тарканом» и ставит во главу своего войска» [2, с. 179]. Среди ученых утвердилось мнение, что «Ашидэ Юаньчжэнь» и Тоньюкук являются одним и тем же лицом [7, с. 28]. Но они являются совершенно разными историческими личностями [8, с. 865–866].

В указанные годы у Кутлуга были и другие достижения. И следует отмемтить, что одним из них является покорение им тогуз огузов. В памятнике «Тоньюкук» покорение тогуз-огузов и назначение столицей каганата территории Отукена изложено как единое событие. Скорее всего, так оно и было.

Памятник «Тоньюкук» сообщает: «Помногу убивали: на юге табгачей, на востокекитайцев, на севере – огузов. Я подчинился хозяину власти, хозяину данного им слова.Мы находились на Чугайской скале, на Каракуме. Поедали сайгаков и зайцев. Народу нечего было есть. Нас окружали враги, подобно хищникам. Мы были добычей. Так и были мы обособлены. От огузов прибыл коруг (лазутчик). Его слова были таковы: – Пришел каган над тогуз огузами властвовать. Табгачам направили Хуну-сенгуня. Китайцам отправили Тонгра сема.Чтобы они сказали: Небольшое количество тюрков могут напасть. Каган их велик, а советник – бильге. Если бы их было двое, то табгач погубит и тебя, и китайцев. И нас, огузов, тоже истребит.[Поэтому], табгачи перехватите их спереди, китайцы с востока, а мы нападем сзади.На земле тюрков не должен править [свой]властитель. Так уничтожим их правителя. Услышав об этом, ночью не смог сомкнуть глаз. Днем не смог усидеть на месте. Потом обратился к своему кагану. Сказал: «Если табгач, огуз и китайцы объединятся, мы останемся в исподнем. Легко складывать тонкое, легко рвать тонкую нить. Если тонкое плотно прилегает, только великанможет его сложить, если тонкое будет толстым, его порвет только исполин. Давайте отправим две-три тысячи воинов на восток – китайцам, на юг – табгачам, на западе – куриданам, на западе – огузам? Найдется?» Очень просил. Мой каган и я смогли услышать просьбу Бильге Тоньюкука.[После] сказал: делай, что задумал. Я повел [войско]к зарослям Отикен, выше Кок-Онги.Из Тогла приехали огузы в бычьей упряжи. Их войско было три тысячи. Нас было две тысячи. Мы сразились. Нам повезло, мы победили их. Спустились на реку, мы их побили, по пути мы их много поубивали. Потом пришло несметно огузов. Силой усмирил их. Тюрки из Отукена услышали, что «Бильге Тоньюкук поселился в Отукене» и люди начали стекаться с юга, запада и севера»[3, с. 123–124].

Как указано в памятнике «Тоньюкук», «когда Тоньюкукповел [воинов] к зарослям Отикена, расположенного выше Кок-Онги,Кутлуг каган вместе со вторым полководцем каганата Апа тарханомАшидэ Юаньчжэнем, разбили войска Чжан Цяньсуя(张虔勖//Zhāng Qiánxù), направленных на подавление восстаний тюрков во Внутренней Монголии империи Тан. Осенью того года, они продолжили нашествие и атаковали «северную часть Шаньюйского духуфу» [2, с. 179]. Затем, продвинулись к стратегически важному городку Танской империи на границе, центру Юньчжунского духуфу – Динсянь (定襄县//Dìngxiāngxiàn:ныне район города Синчжоу忻州市//Xīnzhōu shì провинции Шаньси), после, в Ланчжоу (岚州// Lánzhōu, нынешний Ланьсяньский район провинции Шаньси), и убивают главу Ланчжоуского округа – Вань Дэмао. После этого, напали на город Бинчжоу (нынешний центр провинции Шаньси – город Тайюань). 

Для отражения беспощадных нападений тюрков в этот раз империя Тан была вынуждена отправить в поход своего знаменитого полководца Сюе Жэньгуя. Китайские источники сообщают, что в данном походе, Сюе Жэньгуй разбил тюркские войска в Юньчжоу, уничтожив 10 тысяч человек и 20 тысяч были захвачены в плен. Если учесть, что войско главного полководца Апа тархана составляла несколько тысяч, то мы убеждаемся, что эти сведения неверны. Как было указано выше, Тоньюкук просил в каждом направлении направить 2000 воинов, сам с двумя тысячами воинов направился на север, к тогуз огузам, а руководство южным направлением двухтысячного войска, он поручил Апа тархану, который был хорошо осведомлен о положении приграничной обороны Танской империи. Если учесть, что районы, куда направился Апа тархан был населен тюркскими племенами, ранее подчиненные Танской империи, то данный военный поход Кутлуга и Апа тархана, был нацелен к освобождению тюрков, оставшихся на табгачской земле. Если рассматривать сведение, что в походе Сюе Жэньгуя «уничтожили 10000 человек и 20 тысяч были захвачены в плен», было на самом деле, то данное количество людей могло появиться за счет пополнения тюркскими племенами во время похода Кутлуга и Апа тархана. Данная цепочка событий произошла в 682 году. 

В 683 году, император Танской империи – Тан Гаоцзу погиб. Но в императорском дворце начались распри и У Цзытянь удерживала власть. Впоследствии, недовольство аристократов династии к У Цзытяню возрастала и завершилась кровопролитием. У Цзытянь быстро подавила своих противников. В связи с учащением походов тибетцев и Западно-Тюркского каганата против власти, империя предпринимала ежегодные военные походы защитного характера, поэтому и сильно ослабла. 

Кутлуг каган и его советники хорошо знали о внешних и внутренних кризисах Танской империи, поэтому, они осуществили целый ряд военных мероприятий, направленных против империи.

В последние месяцы зимы 683 года тюркские войска начали проявлять себя на равнине, где расположена нынешняя столица КНР – Пекин. Сначала успешно захватили Динчжоу (нынешний город Баодинг провинции Хэбэй) и далее Гюйчжоу. После Кутлуг и Апа тархан последовали на север и через месяц «взяли в окружение Шаньюйское духуфу» [6, с. 60]. Танская империя по двум направлениям отправляют на помощь Шаньюйскому духуфу дуду Шынчжоуского округа – Ван Бэньли и дуду Сячжоуского округа Ли Чонг-и. В исторических документах не зафиксировано дальнейшего развития событий и скорее всего они оба не достигли поставленных ими целей. По известным сведениям, глава Шаньюйского духуфу – сыма Чжан Синьши (张行师// Zhāngxíngshī) потерял контроль над городом и сам погиб в бою [1, 3 ц.]. В этот раз, Кутлуг и Апа тархан захватили императорский административный округ Шаньюйское духуфу, населенный тюркскими племенами, данный военно-административный округ прекратил свое существование в качестве Шаньюйского духуфу.

В мае войска Кутлуга и Апа тархана атаковали округ Вэйчжоу (蔚州 в окрестностях нынешнего города Датун провинции Шаньси) и убили главу округа – цычи Ли Сыцзяня (李思俭//lǐ Sījiǎn). После по указу императора дуду Фэнчжоуского округа (丰州 – ныне Утайский район Внутренней Монголии) Цуй Чжибяня (崔知辩//Cuī Zhībiàn) отправляют в военный поход против Кутлуга и Апа тархана. В этот раз, они поджидают тюркские войска, направлющиеся на север, в окрестностях горы Чауна (расположенный на востоке Гуюаньского района Внутренней Монголии КНР). В этой битве Цуй Чжибянь терпит поражение и погибает в бою. До этого времени, он был выдающимся полководцем Танской империи, который особо выделился в битвах с тибетцами. Когда тюрки под началом Кутлуга начали восставать, его назначили дуду Фэнчжоуского округа. Данный округ был населен тюркскими племенами и правил ими тюркский аристократ Шиданай, а войска Танской империи на этой земле, были сформированы из тюрков. Именно эти тюркские войска во главе с Цуй Чжибянем, потерпели поражение от Кутлуга и полностью сдались ему, еще более укрепив военную мощь Кутлуга.

Войны этого года на этом не закончились. В мае тюрки очередной раз атаковали Ланчжоуский округ, но их «прогнал Ян Суаньцзи» [5. 203 ц.].

В октябре этого года полководцу Чэн Утин (程务挺// Chéng Wùtǐng), показавшего себя в битвах между Танской империей и тюрками, присвоили звание «Посол по успокоению Шаньюйдао», обязав его провести агитационные работы на горе Цунцайшан (Чугайская скала) для таких разбойников, как Юаньчжэнь (Апа тархан), Гудулу (Кутлуг), Хэгэцзунь и прочих. Назначение Чэн Утина на данную должность в целях подчинения смутьянов в округе Шаньюйского духуфу означало, что бывший на данной должности Чжан Цяньсуй не справился со своей работой. В то же время, сведения об успешно проведенной работе Чэн Утина не зафиксированы. Скорее всего, его действия ограничились направлением послов к тюркам и ведением пропагандистских работ. Потому что, когда Кутлуг во главе своих войск атаковал Шочжоу (нынешний Шосяньский район провинции Шаньси), встретил Чэн Утуна во время битвы. Все это свидетельствует о том, что агитационно-пропагандистская работа в отношений Кутлуга не дала никаких результатов.

В 684 году Танская империя снова оказалась в плену политической дестабилизации. У Цзэтянь ликвидировала права императора Тан Чжунцзуня (Ли Сянь), заменив его на Ли Даня, нарекла Тан Жуйцзуном. И в этот раз Кутлуг начал свои действия по извлечении пользы от интриг в табгачской власти, отправив свое войско атаковать Шочжоу, где встретив сильный отпор Чэн Утуна, отступил. От имени нового императора Тана, У Цзэтянь издала указ и снова назначила Чэн Утуня на должность «Посла по успокоению Шаньюйдао». Но в конце этого же года У Цзытянь убила выдающегося полководца за то, что тот выступил против нее. Вскоре, еще одного полководца Ван Фан-и (王方翼// Wáng Fāngyì) сослала в Хайнань за его преданность императорской династии, который по пути скончался от болезни. Таким образом, в Танской империи не осталось опытного полководца, кто мог бы противостоять Кутлугу.

Кутлуг каган, в совершенстве изучивший оборону Танской империи, в 685 году напал на округи Шочжоу, Дайчжоу. Пу Инцзе, отправленный У Цзэтянем, проиграл войну и 5000 воинов. Теперь У Цзытянь направляет полководца Вэй Дайцзя, но, судя об отсутствии сведений об его победах, он не в полной мере справился со своими обязанностями. Оказавшись в безвыходном положении, У Цзэтянь была вынуждена отправить воевать с тюрками полководца Хэйчи Чанчжи (Heukchi Sangji), корейца по национальности, который отличился в войне против тибетцев.

Но Кутлуг не побоялся Хэйчи Чанчжи (Heukchi Sangji). Осенью 686 года, он отправился в поход на китайские земли, сначала напал на северную часть провинции Шаньси, потом, на территории нынешней провинции Хэбэй, воевал с Хэйчи Чанчжи. С наступлением ночи, Хэйчи Чанчжи на разных участках степи помногу разжигал костер, создавая видимость огромного войска, чем постепенно и отвадил Кутлуга, который «в ту же ночь отступил» [5. 204 ц.].

В 687 году Кутлуг продолжил свои нападения на Китай. В начале года он атаковал  нынешний Чанпинский район города Пекина, ограбил и угнал людей. В августе того же года он в очередной раз напал на Шочжоуский округ провинции Шаньси. У Цзэтянь назначила Хэйчи Чанчжи главным полководцем, а Ли Доцзона, по национальности мохэ, назначила его заместителем и направила в Шочжоу. Во время битвы на Хуанхуатуй (нынешний Инсянский район провинции Шаньси), Кутлуг потерпел поражение, его войско врассыпную бежало с поля боя и направилось к степи.

Опьяненная победой Танская империя начинает верить, что сможет уничтожить тюрков. У Цзэтянь разрабатывает конкретные планы и поручения по предстоящим походам. Примерно в это же время, еще один полководец Танской империи Цуань Баоби (爨宝璧) решается совершить самоличный героизм и просит У Цзэтянь преследовать Кутлуга. У Цзэтянь принимает его просьбу, но поручает получить разрешение главного полководца Хэйчи Чанчжи и действовать с ним сообща. С наступлением зимы, он начинает преследовать Кутлуга, не обращая никакого внимания на поручения У Цзэтянь. Цуань Баоби отдаляется от китайской границы на 20 километров и лицом к лицу сталкивается с войском Кутлуга. Во время столкновения, Кутлуга полностью истребляет 13 тысяч воинов Цуаня Баоби и Цуань Баоби «единственный, кто уцелел и сбежал». В порыве ярости, У Цзэтянь убивает Цуаня Баоби, а Кутлуга нарекает «Буцзулу (不卒禄)».

Укрепляя на юге пограничную зону с табгачами, Кутлуг немного рассеял опасность, руководство Каракумом передал младшему брату. Во время перевода столицы на юг, на ложбину Отукена, у него уже начал зреть новый план полного объединения Западного и Восточно-Тюркского каганатов. Эль-терес каган заранее строил стратегию планов по ежегодным походам к табгачам, подчинить и присоединить к себе тогуз огузов, покорить тюркские племена Западно-Тюркского каганата, находящиеся под влиянием табгачей.  

В соответствии с этим планом, Кутлуг собирается одновременно направить военный поход: на юге – в Китай, на севере – на тогуз огузов, на западе – на Он оков. Главная его цель: опираясь на поддержку китайцев, раздробить приверженцев Китая – тогуз огузов, свергнуть тюркскую власть, находящуюся под влиянием китайцев на территории Западно-Тюркского каганата. Для того, чтобы вобрать в сферу своего влияния Западно-Тюркский каганат, начал концентрировать на западе свои военные силы. 

На деле поход Кутлуга, направленный на Западно-Тюркский каганат, начался еще с 685 года. По сведениям книги «Цзэ чжи тун цзянь», «народ Западно-Тюркского каганата Он ок, начиная с года чуйгун (февраль 685 г.начало 689г.), подверглись нападению восточных тюрков и они разбрелись в разные стороны» [5. 204 ц.].

В 689 году армия Танской империи во главе с Вэй Дайцзе (韦待价) и Янь Вэньгу (阎温古), направленная в Восточный Туркестан, потерпела поражение от тибетцев, теперь часть Западно-Тюркского каганата в Восточном Туркестане начала переходить к тибетцам. Для усиления своего влияния, в целях покорения племен на территории Западно-Тюркского каганата, Кутлуг каган начинает военные действия. Основные войска он отправляет на запад, а на ставке кагана оставляет Мочо. В соответствии с этим, китайские источники сообщают, что в мае июне месяцах указанного года, Мочо атаковал приграничные зоны Китая. В начале лета У Цзэтянь своему любовнику, сомнительному торговцу Сюе Хуай-и присваивает звание генерала и отправляет его в поход. Но в безлюдной тюркской степи он никого не находит и возвращается обратно. Осенью Сюе Хуай-и с 200-тысячным войском «идет в поход на Кутлуга» и без результатов возвращается обратно. Хоть они и впустую съездили на тюркские земли и не встретили никакой армии, У Цзэтянь посчитала, что дикари испугались могущественной армии и сбежали очень далеко, что ликовала, закатила пир горой и раздавала награды.

«Оставить пустую степь» – это был одним из стратегических планов Эль-терес Кутлуг кагана во время походов на запад в целях сохранения от китайского нападения.

До этого Кутлуг каган долго бился с каганом-марионеткой Танской династии на землях Он ок – Ачина Хусэло (阿史那斛瑟罗 /Ā shǐ nà hú sè luó ). Он был сыном кагана-марионетки Ачина бучжэня (阿史那步真), умершего в 667 году. В 690 году, У Цзэтянь провозгласила себя императором и изменила название империи на Чжоу, а столицу страны из Чан-аня перевела на Лоян.

В 690 году, Кутлуг полностью победил Ачина Хусэло и он вместе с 6070 тысячным народом перекочевал в Китай. Танская империя присвоила ему звание «Генерал защищающий правое крыло» и отвлекающее внимание липовое каганское звание «Цзе чжун шичжу каган (竭忠事主可汗// Jié zhōng shìzhǔ kèhán)», означающее «преданный и знающий».

Основываясь на различных источниках, можно сделать вывод, что до 690 года, Кутлуг каган ослабил власть Истеми кагана, правившего пятью племенами нушиби, населявшими территории Западно-Тюркского каганата – Жетысу и земли западнее от него.

Но в это время Бага тархан Учжилэ, подчинявшийся Ачина Хусэло, начал препятствовать действиям Кутлуг кагана в данном крае. Он боролся, чтобы отобрать у Кутлуга Суяб и достиг своей цели. Для полного подчинения народ Он ок Кутлуг кагану, он рассматривал решение уничтожить Учжилэ. С этой целью вместе с Апа тархан Ашидэ Юанчжэнем и другими направился в поход. В этот раз они столкнулись с ожесточенным противостоянием Учжилэ. На этой войне погиб Апа тархан Ашидэ Юанчжэнь. В книге «Тайпин хуан юй цзи» зафиксировано, что событие имело место в 691 году [9, 196 ц.; 10.]. После гибели Апа тархана, вскоре скончался и Кутлуг. Труды по истории династий и летописи Китая представили различные сведения. В начале летописи Тяньшоу «Синь Таншу» имеются данные, что Гудолу скончался, когда его сын еще был мал и не мог занять трон кагана» [1,180 б.]. В «памятнике Бильге каган» написано: «когда скончался отец, мне было восемь лет и на трон взошел мой старший брат каган» [3, с. 102]. Ученые, анализируя соответствующие материалы, выдвигают версию, что Кутлуг мог скончаться в 691 году [11, 196 ц; 12, с. 121175]. Опираясь на имеющиеся сведения, можно считать, что Кутлуг умер в конце 691 или в первых месяцах 692 года.

Заслуги

Кутлуг каган – это человек, восстановивший государственность тюркского народа, которая на полвека была ликвидирована Китаем. Именно с этой точки зрения, его историческую деятельность можно поставить на один уровень с Бумын каганом и Истеми каганом, заложивших фундамент Первого Тюркского каганата. Со времени восстановления им каганата, он совершал весьма успешные военные походы на территорию империи Тан, вернул на родину тюркский народ, волею судьбы оказавшиеся вдали, увеличил численность своего народа и укрепил границы страны. 

Он завладел военно-административными округами, созданными Танской империей. Подчинил себе: на востоке – киданов, на севере – тогуз огузов и восстановил каганат, занимавший огромную территорию. Он первым восстановил границы страны и боролся за единение жителей Тюркской степи под стягом Тюркского каганата. Труды Кутлуг кагана возвели страну до уровня расцвета Первого Восточно-Тюркского каганата. Героизм и исторические заслуги Кутлуг кагана справедливо и в полной мере оценены его современниками. Его имя и его деятельность были высечены ими на вечных камнях.

Про его заслуги на пути восстановления государственности тюркского народа и укрепления каганата, на памятнике «Кюль-тегин» написано следующее: «Всего стало семьсот мужчин,все семьсот представляли народ, порабощенный народ, народ, потерявший власть Турков, желавший вернуть свою страну, своего кагана; и воссоздал, и установил [традиционную] власть моих предков. Тогда они сформировали два крыла народа Толес и Тардуш. (Им обоим) дал власть Ябгу, Шад.

На юге были врагами китайский народ. На севере были врагами народ Токуз Огуз под руководством Баз кагана. Кыргызы, Курыканы, Тридцать татаров, Кидани, Татабывсе были врагами. Отец мой каган… выступил в сорока семи нашествиях, воевал двадцать раз. Небо облагодетельствовало, страну сделал страной, каганат сделал каганатом. Подавил врага, установил мир, кто имел головы, склонили их, кто имел колени, преклонили их. Отец мой каган привел страну в порядок, (улетел к небесам) скончался». 

Память

У тюркологов бытует мнение, что памятник «Шивээт улаан», расположенный у притоков рек Хануй и Хунуй, в степи Отукен, установлен в честь Кутлуг кагана. Координаты памятника: “48°47’54’; 102°90’45”;Баян-Агтский сомон Булгунского округа Монголии. Расположен на пригорке Шивэт-Улан, проникающий вглубь на месте слияния двух рек: Хануй и Хунуй. Высота пригорка выше уровня моря на 1340 м.

Список литературы и источников:

1. Ouyang Xiu: Xin Tangshu. Jiuan 215, Tujue zhuan. Zhong hua shu ju. – 1975 nian. –6472 ye||欧阳修: «新唐书», 中华书局: 1975 年. – 6472页

2. Б. Еженханұлы, Ж. Ошан. Қазақстан тарихы туралы қытай деректемелері. – ІV том. Әулеттік тарихи жылнамалар 2-бөлім. – Алматы, 2006. – 480 с.

3. Сартқожа Қ. Орхон мұралары. 2-кітап. – Алматы, «Абзал-Ай» баспасы. 2012. – 328 с.

4. Wang Pu: Tang Hui yao. Juan 73, 1956 nian. -844 ye ||王溥: 唐会要卷七十三三 1956年 . – 844页.

5. Sima Guang: Zi zhi tong jian, juan 202, Tiao lu yuan nian (679 nian) tiao. Zhong hua shu ju, 1956 nian. – 9799 ye||司马光: «资治通鉴»卷 202, 调露元年(679)条中华书局: 1956年. 9799页 

6. Liu Xu: Jiu Tangshu . Juan 194 Tu jue zhuan. 5407 ye||刘昫: «旧唐书» 卷194 . «突厥传» 5407页.

7. Кляшторный С.Г. Древнетюркские рунические памятники как источник по истории Средней Азии. – М., 1964. 214 с.

8. Cen Zhongmian: Tujue ji shi. Zhong hua shu ju, 1958 nian.– 1136 ||岑仲勉: «突厥集史». 中华书局 1958 年.

9. Yue Shi. Tai ping huan yu ji. Juan 196, Tujue. Zhong hua shu ju. –2008 nian. – 4408 ye.|| 乐 史 : 太平寰宇记 卷196 突厥 中华书局 中华书局 2008 年 – 4408。

10. 太平寰宇記(四庫全書本)/196 – 维基文库,自由的图书馆.

11. Thomsen‚ V. (Trns. by H. H. Schaeder), «Alttürkische Inschriften aus der Mongolei» Zeitschrift der Deutschen Morgenländischen Gesellschaft 78 (Neue Folge 3-2), pp. 121-175.

12. Жолдасбеков М. Сартқожа Қ.  Орхон ескерткіштерінің толық атласы. – Астана, Күлтегін, 2005. – 360 б.

13. http://atalarmirasi.org/18-shiveet-ulaan-ghuryptyq-kesheni-zhane-tanhbatasy.

Фото скульптуры головы, привезенной в 2002 году в г. Нур-Султан, и бюста в Хаирханском сомоне (К. Сарткожаулы, 2002 г.) [13, с. 76]


 Каменные статуи в комплексе «Шивээт улан», 2017 г. [14]

Каменные статуи в комплексе «Шивээт улан», 2017 г.[14]

Автор: Ошан Ж., к.и.н.

 В китайской истории династия Учжоу просущетвовала до 705 года, в этом году умер У Цзэтянь в возрасте 82 лет.