Кенже Татиля “О приоритетах трактовки национальной истории” часть 1

http://camonitor.com/archives/8050

14.06.2013

Состоявшееся на прошлой неделе расширенное заседание меж­ведомственной рабочей группы по изучению национальной истории РК вызвало широкий резонанс в нашем обществе. Мультимедийный портал “Радиоточка” провел специальное обсуждение проблем, поднятых на этом заседании, в рамках ток-шоу “Культпросвет”.

В обсуждении приняли участие известные казахстанские историки: директор Института истории и этнологии им. Ч.Валиханова МОН РК, член-корреспондент АН РК, доктор исторических наук, профессор Ханкельды Абжанов, главный научный сотрудник Института истории и этнологии МОН РК, кандидат исторических наук Кайдар Алдажуманов и доктор исторических наук, доцент кафедры истории и культуры Казахстана Института магистратуры и докторантуры PhD КазНПУ им. Абая Бауржан Жангуттин. Мы предлагаем вашему вниманию сокращенную версию этого обсуждения. Полную версию вы можете прослушать на страницах “Радиоточки” (www.radiotochka.kz)

О воспитании исторического сознания

- Ханкельды Махмутович, каково ваше общее впечатление от прошедшего мероприятия?

Ханкельды Абжанов: Впечатление самое положительное. Потому что за годы независимости историческая наука Казахстана претерпела большие изменения, но со стороны государства такого масштабного глубокого анализа положения дел и, я бы сказал, перспективного заказа на предстоящие годы еще не было. Следует особо сказать о содержательном докладе государственного секретаря Марата Тажина, в котором были обозначены главные направления развития отечественной исторической науки.

В частности, он запретил закрывать кафедры истории Казахстана в вузах, дал задание по написанию учебников и учебных пособий по истории Казахстана для школ и вузов. Также была поставлена задача координации научных поисков казахстанских ученых-историков. Не перечисляя все выдвинутые предложения, только выражу надежду, что историческая наука после этого совещания получит новый импульс для своего развития.

- Мы не будем досконально разбирать все затронутые во время этого совещания вопросы, а остановимся на узловых моментах. М. Тажин акцентировал внимание на том, что сегодня в исторической науке Казахстана отсутствует теоретически глубоко разработанная и идеологически обоснованная концепция изучения глубинных пластов отечественной истории. И именно вследствие этого в вопросах популяризации отечественной истории “бал правят”, если можно будет так выразиться, кто угодно, но только не профессиональные историки. Что вы можете сказать по этому поводу?

Х.А.: На мой взгляд, основная проблема в плане понимания исторического прошлого нашего народа заключается в отсутствии или слабости исторического сознания казахстанского общества. Потому что в советский период ни в вузах, ни в школах история Казахстана полноценно не изучалась. Мы изучали историю КПСС, научный коммунизм – все что угодно, но история самого Казахстана оставалась за бортом. Это принципиальный момент, который до сих пор сказывается на общественном сознании. И именно по этой причине историческими изысканиями занимаются лжеученые, которые очень далеки от реальной истории Казахстана. Как следствие, на книжном рынке появляются совершенно фантастические произведения по отечественной истории.

Поэтому сейчас первостепенной задачей является необходимость вывода на новый качественный уровень учебников по истории Казахстана. Следующим шагом должно стать повышение качества изучения истории Казахстана в сфере высшего образования. Если эти задачи будут решены, то со временем мы получим результат, который может быть охарактеризован как высокое историческое сознание населения.

 

“Белые пятна” и труднодоступные источники

- Я думаю, что вы согласитесь, что история как наука стоит несколько особняком, поскольку во многом именно на исторических знаниях базируется то, что принято считать мировоззрением. Как и то, что называют гражданской позицией. И поскольку история есть категория мировоззренческая, то и спрос с вас несколько иной. С чем связан разброс точек зрения и оценок на те или иные процессы и роль отдельных персонажей отечественной истории, который по сути больше напоминает элементарный разброд и шатания в понимании приоритетов при трактовке истории Казахстана? Почему в этом вопросе так плохо слышен голос профессиональных историков? Ведь кому, как не вам – ученым-историкам – следовало бы находиться во главе этих процессов! Пока же все это больше напоминает “ярмарку тщеславия”, на которой торжествуют конъюнктурщики и мелкотравчатые “гуру” от истории. Доколе это будет продолжаться?

Х.А.: Я, в какой-то мере, приветствую наличие разных подходов к историческим темам. Многообразие точек зрения помогает поиску истины. Но в то же время могу признать критику, что в этом направлении преобладает позиция граждан – неисториков, которые пытаются доказать недоказуемое, как в случае с тем же Чингисханом. И таких моментов много.

Для понимания такого положения вещей надо исходить из того, что в начальный период нашей независимости отечественная историческая наука находилась еще только в стадии своего становления, переживая переходный период избавления от атавизмов советской эпохи. За этот промежуток у нас сформировалась новая генерация казахстанских историков (а это порядка 200 докторов и более 800 кандидатов наук), которая и должна будет заняться научными изысканиями по отечественной истории на совершенно новой методологической основе. Мы уже имеем первые результаты в этом направлении.

Исследованы многие “белые пятна” казахстанской истории: история движения “Алаш”, проблемы национально-освободительных движений на территории Казахстана, голод 30-х годов ХХ века, политические репрессии эпохи тоталитаризма, проблематика Великой Отечественной войны. И я уверен, что впереди нас ждут еще большие результаты. В этом плане я оптимист. Поэтому я уверен, что не за горами тот день, когда наша историческая наука, как средство постижения истины, заработает в полную силу и наше общество получит еще больше полноценных научных трудов по национальной истории.

- И все же давайте уточним, что по-прежнему остается “ахиллесовой пятой” отечественной исторической науки? Потому что есть ощущение, что часть ее проблем носят устойчивый методологический характер. Вы же не станете отрицать, что даже по ключевым вопросам профессиональные историки не могут прийти к единому знаменателю. Например, до сих пор в разных учебниках по истории Казахстана приводятся разные даты такого события, как Анракайская битва. А ведь это одно из самых значимых событий отечественной истории! Как же так, на дворе уже третье десятилетие суверенной истории, а мы даже с ключевыми датами не можем разобраться?! И потом, ведь не секрет, что даже вопрос о локализации места этого сражения все же остается спорным…       И, судя по всему, таких проблемных моментов остается великое множество. Разве эти эпизоды не являются косвенным свидетельством отсутствия глубокого концептуального подхода к разработке нашего исторического прошлого? Как разрешить эту проблему?

Х.А.: История как наука опирается на документальную базу. В этом плане национальные источники и наши архивы очень бедны. Например, документальных источников на казахском языке по истории средних веков и нового времени практически не сохранилось. Мы изучаем историю Казахстана этих периодов по данным архивных источников Китая, России, Монголии, Ирана, Турции и других стран. Собственно казахские источники и архивы до сегодняшних дней не дошли. Поэтому случаются разночтения в понимании и оценке разных фактов казахской истории. Это первое слабое место в нашей позиции.

Во-вторых, источники, касающиеся истории Казахстана, находятся в разных странах и доступ к ним сопряжен с определенными сложностями. Например, соседний Узбекистан в послед­нее время фактически закрыл свои архивы для наших исследователей. В китайских архивах интересующие нас документы выдаются в крайне ограниченном количестве. А в России принят закон об архивах, в котором прямым текстом прописано, что архивные документы, содержание которых противоречит интересам России, не выдаются. Поэтому наши историки сталкиваются (и впредь будут сталкиваться) с трудностями по выявлению, изучению и обнародованию архивных документов, имеющих прямое отношение к нашей истории. Отсюда и проистекают разного рода несостыковки в датах, именах, которые порой случаются при изложении фактов из национальной истории.

Вопросы задавал

Кенже ТАТИЛЯ