Записка об Алаш-Орде

Источник - Государственный Архив Российской Федерации (ГАРФ).
Ф. 1701. Оп. 1. Д. 6-Б. Л.1-14

 


Когда волна революции от центра достигла периферии, она всколыхнула интеллигентные силы и более отсталые в культурном отношении народы, одним из коих в Сибири являлся народ казак-киргизский. Представители этой национальности 21-26 июня 1917 г. в городе Оренбурге созывают всекиргизский съезд областей: Акмолинской, Семипалатинской, Тургайской, Уральской, Семиреченской, Сырдарьинской, Ферганской и Внутренней Букеевской Орды.

На этом съезде в форме пожелания была вынесена резолюция об устроении государства Российского на федеративных началах, и о необходимости устройства при этом киргизского народа на территориально-национальных началах. Окончательное разрешение вопроса было оставлено до созыва Всероссийского Учредительного Собрания. Но ввиду крушения государственной власти, созданной революцией и факта разгона большевиками Учредительного Собрания, был созван в декабре 1917 г. Второй съезд киргизского народности, который постановил:

1. Образовать территориально-национальную автономию областей Букеевской Орды, Уральской, Тургайской, Акмолинской, Семипалатинской, Семиреченской, Сырдарьинской, Аму-Дарьинского отдела Забайкальской областей и смежных киргизских волостей Алтайской губернии, представляющих сплошную территорию с господствующим населением казак-киргизским, единого происхождения, единой культуры, истории и единого языка.

2. Автономии казак-киргизских областей присвоить название “Алаш”.

3. Территория автономных областей Алаш со всеми богатствами, находящимися на поверхности земли, водами, их богатствами, а также недрами земли составляет собственность Алаш.

4. Конституция автономии Алаш утверждается Всероссийским Учредительным Собранием.

5. Всем, кто живет среди казак-киргиз, гарантируются права меньшинства. Во всех учреждениях автономии Алаш представители всех наций должны быть представлены пропорционально. Представляется также экстерриториальная и культурная автономия тем, кто без территории окажется в пределах автономии Алаш.

 

6. В целях спасения областей Алаш от общего развала и анархии, организовать Временный Народный Совет Алаш-Орды, состоящий из 25 членов, 10 мест из которых предоставить русским и другим народам, живущим среди казак-киргиз. Местом пребывания Алаш-Орды временно избрать г. Семипалатинск. Алаш-Орда немедленно должна взять в свои руки всю исполнительную власть над казак-киргизским населением.

7. Алаш-Орда обязуется принять энергичные меры к созданию народной милиции.

8. Алаш-Орда обязана в ближайшее время созвать Учредительное Собрание Автономии Алаш на началах, выработанных им применительно существующим правилам о производстве выборов в общероссийское Собрание.

9. Алаш-Орда уполномочивается съездом заключать займы, вести переговоры с другими автономными соседями, причем самое заключение договоров предоставляется Учредительному Собранию Алаш.

10. Учредительному Собранию Алаш Народный Совет обязан представить выработанный проект Конституции Алаш. Это постановление ни в целом, ни в части не было проведено в жизнь, т.к. вскоре Народный Совет Алаш большевиками был разогнан. В свою очередь большевизм в июне в Сибири пал и возникшее Сибирское правительство расширяя от большевиков территорию, все более и более укреплялось. В это время народный Совет Алаш-Орды, вновь создавшимися благоприятными обстоятельствами пытается провести в жизнь постановления декабрьского съезда киргизских народностей. В этих целях, предварительно создание на местах каких-либо своих органов и ввиду наличия Сибирского Правительства подается 26 июня в Совет Министров записка о признании за Алаш-Ордой права на территориально-национальную автономию по управлению киргизскими народностями на всем обширном пространстве Сибири. Эти записки в комиссии из представителей Сибирского Правительства, и Алаш-Орды под председательством Министра Народного Просвещения Сапожникова 29, 30 июля, 2 и 3 августа была подвергнута всестороннему обсуждению и в результате комиссией одобрен следующий проект соглашения Сибирского правительства и Алаш-Орды.

1. До выявления воли русского населения на территории Алаш-Орды и установления границы ее, считаясь с требованиями момента Алаш-Орда находит возможным:

А. Сохранение в настоящем виде всех смешанных учреждений земств, городских дум, под контролем комиссаров, назначаемых Сибирским правительством по соглашению с Алаш-Ордой.

- В областях, со смешанным населением Акмолинской, Семипалатинской и Тургайской:

Б. Временное подчинение государственных и смешанных учреждений, управлений и самоуправлений распоряжениям Временного Сибирского Правительства при участии в этом последнем решении, относящимся к названным областям вопросов, представителя от Алаш-Орды.

В. Назначение на ответственные посты в пределах поименованных областей с соглашения Алаш-Орды.

2. Для сконструирования власти, признаваемой всеми национальностями территории Алаш, Алаш-Орда является органом власти казак-киргизского народа. Все национальные общественные организации и учреждения подчиняются только Алаш-Орде. Она имеет право сбора кибиточной подати и специального обложения в свою казну. Алаш-Орда организует национальные суды, местные советы Алаш-Орды, ведающие на местах всеми национальными делами казак-киргизского населения, остающимися в пределах компетенции восстановленных земств и городских дум.

3. В отношении организации и управления Киргизской Армии соблюдаются следующие условия: А. Изложенные ниже пункты соглашения сохраняют силу до момента создания федеративной власти: автономной Сибири и автономной Алаш – или общероссийской федеративной власти, созданной при участии автономной Сибири и Алаш.

Б. Киргизская армия совместно с армией автономной Сибири защищает территорию последней и Алаш, выполняет все оперативные задания, которые ставятся Сибирской армией.

В. До наступления момента, указанного в § 1, киргизскую армию мобилизует Алаш-Орда по соглашению с Военным Министерством Временного Сибирского Правительства, поскольку число мобилизуемых ограничено наличностью вооружения, обмундирования, продовольствия и прочих средств организации, отпускаемых Временным Сибирским Правительством

Г. Национальная Киргизская армия комплектуется по территориальной системе.

Д. Киргизская армия, до создания единой федеративной армии, организуется, управляется, обучается и снабжается на основных принципах, и по плану Сибирской Армии, но с необходимыми дополнениями, называемыми местными особенностями жизни и быта киргиз и вводимыми Алаш-Ордой по соглашению с Военным Министерством Временного Сибирского Правительства.

Е. Части Киргизской Армии по мере формирования сводятся в более крупные единицы, которые по создании федеративной Армии вольются нераздельной единицей в Сибирскую Армию.

Ж. До наступления момента, указанного в § 1, и во время войны, Киргизская Армия подчиняется общему командованию в рядах войска Автономной Сибири.

З. Сибирское Правительство при полной поддержке и энергичной помощи Алаш-Орды обеспечивает Киргизскую Армию вооружением, снаряжением, обмундированием, довольствием и военными инструкторами.

И. Для учета военнообязанного населения, призыва, распределения его, а равно для решения вопросов снабжения при Правительстве, Алаш-Орда организует Военное Управление.

4. Киргизская Армия формируется на следующих началах:

А. Выборное начало недопустимо.

Б. При назначении на командные должности не принимаются в расчет ни чины, ни возраст, ни национальность, а лишь знание, способность и опыт.

В. Существование каких-либо комитетов в Армии не допускается.

Г. Строгая дисциплина, отдание чести и полное подчинение воли начальника.

Д. Старший начальник Киргизской Армии и командиры отдельных киргизских частей назначаются Командующим Сибирской Армией с соглашения Правительства Алаш-Орды.

5. Землепользование в областях Семипалатинской, Акмолинской, Тургайской остается до решения земельного вопроса Всероссийским Учредительным Собранием. Из числа членов комиссии с содержанием протокола в целом не согласился представитель Министерства Земледелия и Колонизации Ярмаш, который подал следующее особое мнение: “В проект соглашения для меня остается не выясненной природа и сущность государственно-правовых отношений его к российской государственности и автономии Сибири. Между тем оставлять этот вопрос открытым или разрешать его в порядке разрешения отдельных вопросов из области взаимоотношений Сибирского Правительства и Алаш-Орды, я считаю, неправильным и нецелесообразным. Такая неопределенность взаимоотношений, не смотря на те наилучшие стремления, которыми в данное время одушевлены обе договаривающиеся стороны, в ближайшем будущем может создать, по самым разнообразным поводам, предусмотреть которые ныне никакими соглашениями нельзя, острое и опасное положение для обеих сторон.

Если существовавшие ранее законодательные нормы, регулировавшие политическое положение в Российском Государстве киргизского края, считаются ныне устаревшими, то вместо них должны быть в том или ином порядке, установлены другие, хотя бы временные нормы, с проведением в них определенной, руководящей государственно-правовой идеей. Разделяя по существу многие положения, изложенные в проекте соглашения, по изложенным выше причинам, я к проекту в целом присоединиться не могу. С падением большевизма в Поволжье, представители Алаш-Орды, не зависимо от стремления к соглашению с Сибирским Правительством, вступают в сношения с только что образовавшимся Самарским Правительством. Комитет Членов Учредительного Собрания уже в первых числах августа получает со стороны последнего признание территориально-национальной автономии киргизских народностей. Это признание автономии Алаш сформулировано следующими пунктами декларации.

 

§ 5. Временное Сибирское Правительство не имеет контроля над Алаш, т.е. Временное Сибирское Правительство равноправны.

§ 9. На совещании Самарского Комитета членов Алаш-Орды автономия Алаш признана Комитетом Членов Учредительного Собрания.

Между тем, Алаш-Орда еще до соглашения с Сибирским и Самарским Правительствами пытается реально осуществить на местах положение об автономии, выработанные на втором (декабрьском) Всекиргизском съезде. Уральский облземуправ предлагает организовать областные и уездные Советы Алаш-Орды, немедленно приступить к сбору податей и налогов за 1918 и 1917 гг., к призыву конной милиции и организации воинских частей. Этот призыв в Уральской области, Зауральская часть, которая с киргизским населением фактически была уже к тому времени обособлена от войсковой территории с образованием новой области “Уильский Олаят”. Среди киргизского населения нашел подготовленную почву. Сентября 11 Алаш-Орда упразднила Временное Киргизское Правительство Уильского Олаята, образовав для управления Западной частью автономии Алаш отделение Алаш-Орды и добившись предварительно от Комитета Членов Учредительного Собрания упразднения в Уральской области всех должностей комиссаров по положению Временного Правительства 1917 г., назначила по тому же положению своей властью областным комиссаром Уильского Олаята г. Джангожа Маргатова, перенеся управление из Оренбурга в поселок Джамбейта.

Подобное положение создалось и в Тургайской области, как можно видеть из копии, приводимой ныне телеграммой за подписью за Председателя Совета Министров, посланной в первых числах августа представителю Алаш-Орды Тынышпаеву.

“Распоряжение комиссара Матвеева Сибирского Правительства находит по существу правильным Алаш-Орда еще не узаконена полномочия Кадырбаева не признаны Тургайскую область подчинение Самарскому Комитету не считаю.”

В других областях Сибири деятельность Алаш-Орды до времени образования Всероссийского Правительства, хотя и проявлялась, судя по донесениям с места, в довольно слабой степени и носила по преимуществу, характер отдельных эпизодов. Так распоряжением Алаш от 27 августа отстраняется от должности Председатель Еркесайского областного Комитета Акмолинского уезда Букпа Абразманов. В том же уезде в конце августа распространяется среди киргизского населения распоряжение о взносах податей и налогов в депозиты Алаш-Орды (донесение Акмолинского уездного комиссара от 14 августа). Председатель облземуправы г. Марсеков в служебной беседе с областным комиссаром 4 сентября дает заявление, что Алаш-Орда, а следовательно он, как член ее, Сибирское Правительство не признает, а признает лишь Самарское – Комуч и что если он, Марсеков и подчиняется распоряжениям Сибирского Правительства, то лишь как председатель облземуправы. Таким образом, несмотря на выработанный проект соглашения между Алаш-Ордой с одной стороны и Сибирским Правительством с другой, взаимоотношения между ними не получили реального осуществления, как последовательный ход развертывающихся событий привлек к непреложной необходимости создание единой Всероссийской власти.

Вновь сорганизовавшееся на Уральском совещании Всероссийское Правительство в грамоте от 22-24 сентября в отношении автономии заявляет:

“Предоставляя окончательное установление строения государства на федеративных началах полновластному собранию правительство признает за отдельными областями России право на широкую автономию обусловленную как географическими, экономическими, так и этническими признаками, а за теми национальными меньшинствами, которые не занимают отдельных территорий, – право на культурно-национальное самоопределение.

Однако вскоре Всероссийское Правительство в сознании планомерности и единства действий к одной общей цели – возрождение единого государства Российского пришла к необходимости упразднения всех областных правительств. В грамоте, данной 24 ноября 1918 г. объявляется:

1. С образованием органов центрального управления Всероссийской власти на ближайший период времени все без исключения областные правительства и областные представительные учреждения должны прекратить свое существование.

2. Воссоздание областных управлений как результат признания Всероссийским Правительством прав некоторых областей России как автономные управления, должно предполагать предварительные точные и определенные ограничения Верховной Государственной властью компетенцию областных управлений пределами вопросов областного значения.

3. Принимая на себя вид совокупность прав по управлению осуществляющимися местными правительствами. Правительство Всероссийское сохраняет действие законодательных актов областных правительств изменение к отмене этих законодательных актов в общем законодательном порядке. В дополнение к грамоте от 4 ноября Правительством Всероссийским в отношении Алаш-Орды издается следующий особый приказ. Правительству Алаша, Алаш-Орды грамотой от 22 октября-4 ноября 1918 г. Временное Всероссийское Правительство признало необходимым на ближайший период времени подчинить все государственные управления единому Совету Министров.

Упраздняя на сем основании Алашское Правительство, Алаш-Орду, Временное Всероссийское Правительство вместе с тем считает нужным ввести в организацию управления казак-киргизских народностей начало, соответствующее их бытовым о хозяйственным особенностям и создать в будущем и соответствующий сей цели представительный орган, ведающий культурно-бытовыми и хозяйственно-экономическими делами означенных народностей.

Полагая, что в ближайшее время текущая работа по управлению Алаша может производиться назначенным Временным Всероссийским Правительством, главноуполномоченный по Алашу совместно с существующими органами самоуправления и местными органами подлежащих ведомств Временное Всероссийское Правительство постановляет:

1. Правительство Алаша, Алаш-Орду считать прекратившим свое существование.

2. Учредить должности:

А. Главноуполномоченного по управлению Алашем, подчинив его ведению на основании особого положения, все дела касающиеся культурно-бытовых и экономических нужд казак-киргизских народностей;

Б. Помощника Главноуполномоченного по управлению Алашем.

3. Органы управления Алаш-Орды временно впредь до издания соответствующего постановления сохранить, подчинив их центральным ведомствам Временного Всероссийского Правительства по принадлежности.

4. Учредить особую комиссию по выработке положения об Алашском представительном органе и выборах в него вменив ей в обязанность по окончании работ представить положение на одобрение Временного Всероссийского Правительства.

Изданный указ об упразднении Правительства Алаш-Орды несомненно возымел свое действие, ибо с этого времени, судя по донесениям с мест, деятельность Алаш и ее представителей видимо приостановилась. Тем не менее разрешение вопросах о созданных на местах органов Алаш-Орды требовало спешного рассмотрения. В этих целях и во исполнение Указа от 4 ноября МВД было образовано межведомственное совещание, в задачи которого было поставлено, как выработка особого положения о Главноуполномоченном, так и соответствующего согласно п.3 Указа “Постановление об органах управления Алаш”.

Действуя в рамках вышеприведенного Указа председатель на первом предварительном совещании предложил обсудить вопросы внутреннего управления казак-киргизской народности по следующей программе.

1. Земское самоуправление для кочевого и оседлого населения.

2. Городское самоуправление.

3. Административное устройство.

4. Устройство судебной власти для кочевого и оседлого населения.

Между тем присутствующие на совещании казак-киргизских народностей далеко не удовлетворились поставленными на обсуждение вопросами внутреннего управления как можно видеть из прилагаемого протокола, а потребовали расширения сферы компетенции Совещания, настаивая на включении вопросов земельного и национально-административного. Само собой разумеется, что Совещание было поставлено в необходимость приостановить временно свои работы и предпринять чрез председателя шаги к точному определению своей компетенции путем получения определенных и ясно выраженных директивов не только от одного ведомства Внутренних дел, но и от тех ведомств, вопросы компетенции которых в совещании затронуты.

Поэтому, МВД со своей стороны, находит необходимым теперь же с полной определенностью выявить в деле управления киргиз свое принципиальное отношение, имея ввиду, что выявление по частному случаю, определять вообще политику ведомства в вопросах самоуправления народностей, населяющих пределы России.

Однако реформа в области создания условий развития самобытных особенностей различных племен, не должна противоречить интересам государственности, т.к. каждая господствующая народность в последовательном развитии государственного устройства, непременно стремится к созданию единого национального целого. В этом направлении истории в прошлом намечено два пути – путь создания ограничительных законов, путь угнетения не только не достигает цели, но и приводит к обратным результатам, создавая сплоченное сопротивление, затаенную злобу и глухую вражду, готовую при благоприятных условиях вылиться в бурный протест, примером чему может служить неудачная политика германизации Польши, Лотарингии и др.

Независимо от того, приходится принять во внимание, в условиях переживаемого времени, всю совокупность как внутренних, так и внешних обстоятельств и в особенности, необходимость создания прочного, надежного тыла так необходимого для укрепления фронта.

Последняя задача, при наличии происходящей борьбы, для правительства, должна быть одной из первых, ибо лишь в войне внешней приходится наблюдать, как было, например, в первые годы войны с Германией, массовый энтузиазм населения, в котором приходившие на фронт эшелоны войск, нередко черпали необходимую им в предстоящих боевых испытаниях бодрость духа.

Не то приходится наблюдать в войне гражданской, когда ни одно правительство не может рассчитывать на полное сочувствие и поддержку всей массы населения, т.к. в тылу всегда будет оставаться та или иная часть населения, сочувствующая противной стороне.

Поэтому особенной заботой правительства и должно быть стремление к созданию надежного тыла, путем привлечения на свою сторону не только государственно-мыслящих элементов общественности, как в возможной мере, широких масс населения по свойству своему почти совершенно апатичных. Одним из способов привлечения населения в разряд не только сочувствующих, но и содействующих правительству в деле возрождения государства, есть удовлетворение назревших чаяний и нужд отдельных народностей.

Таким образом, учитывая уроки истории, необходимо совершенно отказаться от старых методов русификации, а прийти к выводу строить государство при условии согласования интересов господствующей народности с интересами отдельных национальностей, в уверенности что мирное сожительство и повседневное взаимодействие приведет к созданию единого национального целого, одно общество всем народностям, культуры.

На основании изложенных соображений, а также имея ввиду, сто сильное и сплоченное государство мыслимо лишь при том непременном условии, когда отдельные народности его составляющие, живут и развиваются в условии их культурно-бытовых и экономических особенностей, что при спаянности отдельных национальностей в государстве создается прочный и надежный тыл, и что, в результате наличность изложенных обстоятельств создает так необходимую в данное время опору власти, политика ведомства в отношении народностей киргизских может быть лишь только благожелательной. Поэтому ведомство исходя из признания прав на культурно-национальное самоопределение различных племен населяющих пределы России, в основу своих отношений находит необходимым положить следующие основные принципы:

1. Полное доверие к туземным народностям вообще и к киргизскому в частности.

2. Признание прав на культурно-национальное самоопределение.

3. Всемерное содействие в поднятии духовного уровня и экономического благосостояния на началах, соответствующих их бытовым и хозяйственным необходимостям.

В соответствии с изложенными основаниями, ведомство ставит себе очередную задачу ближайшего будущего переработку и изменение действующего положения о инородцах аульного и волостного при условии придания им характера национальных органов управления и самоуправления.

Что же касается городских и земских самоуправлений, то признавая необходимым создания условий постоянного и непрерывного взаимодействия творческих культур, имеющего место в повседневной городской и земской работе, принцип их смешанного в них представительства населения – русского и киргизского полагает необходимым сохранить, что является к тому же приемлемым и для другой стороны. Поэтому в области положения о уездных и областных земских самоуправлениях имеется ввиду внести лишь те необходимые изменения которые вызываются местными условиями и особенностями края. Надзор за законностью действий аульных и волостных управлений и самоуправлений и их исполнительных органов предполагается поручить помощникам управляющих уездами по туземным делам.

В отношении же уездных и областных городских и земских самоуправлений, наблюдение и надзор в общем порядке остается в ведении управляющих областей, а по делам непосредственно касающимся туземного населения осуществляется через помощников управляющих областями по туземным делам. Для объединения и руководства деятельностью и надзора за туземными самоуправлениями и управлениями, а также и должностными лицами учреждается, согласно п.2 Указа от 4 ноября должность главноуполномоченного МВД по туземным делам и его помощников имеющих право действовать по особо выработанному положению. В областях и уездах, заселенных преимущественно или в значительной мере киргизской народностью один из помощников управляющих областью и уездом назначается из лиц принадлежащих к этой национальности. Кандидаты на эти должности намечаются соответствующими управляющими областями, представляется главноуполномоченному края, который со своими заключениями представляет кандидатов на утверждение МВД. В заключение ведомство внутренних дел в целях согласования своих действий, полагает совершенно необходимым, дабы и иные ведомства в круг ведения дел которых в той или иной мере затрагивает интересы инородческого населения, также выявили в вопросах туземных свое принципиальное отношение, дабы выработать в делах туземной политики руководящие основные положения всего правительства в целом.